Творчество А. Шульца в монетной иконографии Петра II

Творчество А. Шульца в монетной иконографии Петра II

Портрет императора Петра II

Рисунок 1. Портрет императора Петра II. Неизвестный художник XVIII в. Галерея «Дом Нащокина»

 

Первую скрипку среди медальеров, трудившихся на монетном дворе в период пребывания Петра II на российском троне, играл А. Шульц.

Скудные сведения о его биографии можно встретить у Ю. Иверсена и Е.С. Щукиной. Антон Шульц был медальером в Копенгагене с 1716 по 1724 год. Заключив контракт на шесть лет, в 1724 году он приезжает в Санкт-Петербург для работы на монетном дворе. Впоследствии контракт был возобновлен. Таким образом, его служба в России растянулась до 1734 года. Кроме выполнения штемпельного дела Шульцу было поручено обучить и подготовить к работе двух русских мастеров. Его учениками явились Л. Дмитриев, Ф. Никифоров, а позднее еще И. Козмин.

Среди окружения сложилось скептическое отношение как к личности Шульца, так и к его творчеству. В 1732 году в донесении Сенату указывалось, что от него ожидать нечего, поскольку трудиться он не хочет и большее время проводит в пьянстве.

Весьма скромную оценку квалификации Шульца дают современные нумизматы. По всей видимости, это связано с ошибочным приписыванием Шульцу ряда посредственных монетных штемпелей для чеканки рублевиков и полтин 1730—1734 годов.

Пожалуй, наиболее точную характеристику творчества А. Шульца сформулировала Е.С. Щукина: «Профессионально грамотные работы Шульца не отличаются особым блеском». Известен ряд штемпелей памятных медалей, подписанных медальером, а также других работ, авторство которых не вызывает сомнения.

 

А. Шульц. Портрет Петра I

Рисунок 2. А. Шульц. Портрет Петра I. Бронза. Диаметр 34. Уменьшено. Каталог выставки «Портрет Петровского времени», 1973 г.

 

Соприкоснувшись с творчеством Шульца, трудно не согласиться с мнением Е.С. Щукиной в том, что его работы отличаются профессионализмом. А портрет Петра I, представленный на рис 2, можно признать особенно удачным, поскольку выполнен на высоком художественном уровне. Выразительность черт Петра I, построенная на великолепном объемно-пластическом решении, свидетельствует о несомненном мастерстве автора. Склонный к натуралистической передаче изображаемой модели, Шульц сознательно оставлял избыток пластического материала на скулах, щеках Петра или подчеркнуто объемно лепил глаза императора. Этот прием, фокусирующий зрительное внимание на отдельных частях портрета, медальер будет впоследствии использовать не раз. Так же искусно и не менее профессионально грамотно сделаны другие работы.

Достоверно известно, что руке Шульца принадлежат несколько штемпелей для чеканки рублевиков Анны Иоанновны. Автор не ставил подписи на монетах, поэтому они растворены в очень большой группе разных по художественному уровню, но сходных по типу портретов. Авторство в формировании основных черт всех этих бесчисленных вариантов изображения императрицы, по мнению В.В. Узденикова, принадлежит Антону Шульцу.

Вполне естественно, что «основные черты портрета» присутствуют на всех государственных монетах регулярного выпуска, но это не значит, что все, в том числе отличающиеся примитивизмом рисунка и пластики, штемпеля изготовлены Шульцем. Ведущий медальер монетного двора, автор ряда достойных высокой оценки миниатюр не мог допустить, чтобы из-под его резца вышли карикатурные поделки.

 

А. Шульц. Коронационная медаль Анны Иоанновны, 1730 г.

Рисунок 3. А. Шульц. Коронационная медаль Анны Иоанновны, 1730 г., лицевая сторона

 

Не следует также забывать, что Шульц много лет трудился в Европе, где требования к мастерству медальера были высоки. Наверняка художника заботило сохранение своей репутации и в России.

 

Рубли Анны Иоанновны, 1730 г. и 1734 г.

Рисунок 4. А — рубль Анны Иоанновны, 1730 г., идеализированный портрет; В — рубль Анны Иоанновны, 1734 г., портрет с грубыми чертами лица

 

Логично предположить, что руке медальера принадлежат единичные профессионально выполненные экземпляры, которые послужили образцами для последующего тиражирования. Производственный поток копий осуществляли подмастерья, которые и сформировали многочисленную серию портретов с низким качеством художественного исполнения. Угловатые, схематичные черты угрюмого лица Анны Иоанновны в сочетании с невыразительной пластикой изображения сплошь и рядом встречаются на монетах 1730—1734 годов (рис. 4В). Примитивные в художественном исполнении рублевики, очевидно, принадлежат малоквалифицированным резчикам. Можно пересчитать по пальцам единичные экземпляры, отличающиеся превосходным художественным вкусом. Одна из миниатюр представлена на рис. 4А. Отточенные опытом приемы пластики и совершенный рисунок наделяют императрицу аурой, придающей портрету мягкое очарование и притягательную силу. Создать в металле такой великолепный идеализированный портрет по силам лишь профессионалу. Среди работавших в то время на монетном дворе граверов только А. Шульц мог сделать столь совершенную работу.

Мастерство И. Васильева в резке штемпелей еще не достигло расцвета, о чем свидетельствуют подписанные им гротескные портреты Анны Иоанновны на рублевиках 1734 года (рис. 5).

 

И. Васильев. Рубль Анны Иоанновны, 1734 г.

Рисунок 5. И. Васильев. Рубль Анны Иоанновны, 1734 г. На первой ленте наплечника подпись автора в виде буквы «В»

 

Вновь повторяется отмеченная ранее закономерность, когда выдающийся в художественном исполнении экземпляр сопровождается шлейфом посредственных копий. Р. Зандер склонен считать, что рубли «с довольно привлекательным портретом» являются работой А. Шульца.

Ретроспективный взгляд на Петровский период высвечивает одно замечательное совпадение. Появление на Петербургском монетном дворе в 1724 году резного дела мастера Шульца совпадает с выходом в свет «солнечных» рублей, на которых монетные портреты Петра I считаются лучшими. С их появлением иконографическая трактовка императора претерпела радикальные изменения.

Вместо привычного изображения Петра I на рублевиках стали чеканиться портреты нового типа, достигшие по художественному исполнению самого высокого уровня. Нельзя исключить, что родоначальником и исполнителем нововведений явился А. Шульц.

Гипотеза имеет право на существование еще и потому, что вырисовывается общий стиль в гравировке и манере исполнения «солнечника» и памятной медали на коронацию Екатерины I работы Шульца (рис. 6).

 

Медаль на коронацию Екатерины I и рубль Петра I, 1724 г.

Рисунок 6. А — А. Шульц. Медаль на коронацию Екатерины I (52 мм). В — рубль Петра I, 1724 г., «солнечник»

 

Выпуск монет нового образца с приходом нового медальера — обычное явление в монетном деле. Достаточно вспомнить оригинальные портреты императрицы Елизаветы Петровны, чеканка которых началась с приходом Б. Скотта или Ж.-А. Дасье.

Нельзя не коснуться егце одной аналогии, связанной с изучением творчества А. Шульца. Обширная иконография Екатерины I также не содержит документированных сведений об авторах монетных портретов. Первый рубль с изображением императрицы, известный как «траурный», был отчеканен в начале 1725 года. Хотя имя гравера не известно, некоторые исследователи полагают, что таковым являлся А. Шульц. С такой же степенью вероятности можно предположить участие медальера в гравировке образцовых монет последующих типов. Гипотеза имеет право на существование не только в силу временного совпадения работы художника на Петербургском монетном дворе и выпуском рублевика. Предпосылкой могут служить и результаты сопоставления портретов Екатерины I на упомянутой монете и барельефе работы А. Шульца (рис. 7).

 

Портрет Екатерины I и рубль Екатерины I, 1726 г.

Рисунок 7. А — А. Шульц. Портрет Екатерины I. Цемент. Диаметр 35. Каталог выставки «Портрет Петровского времени». В — рубль Екатерины I, 1726 г.

 

Не правда ли, на миниатюрах мы видим удивительное портретное сходство персонажей. Следует учесть, что на рублевике отчеканен не лучший «монетный» образец портрета Екатерины I. Рутинное производство монет благодаря стараниям копиистов-подмастерий постепенно привело к неузнаваемым вариациям портрета на рублях Екатерины I. Но это не столько вина малоквалифицированных работников, а, скорее, беда несовершенных технологий монетного дела того времени.

 

Коронационные медали Петра II и рубль Петра II, 1729 г.

Рисунок 8. А — А. Шульц. Коронационная медаль Петра II, 1728 г. В — А. Шульц. Вариант коронационной медали Петра II, 1728 г. С — рубль Петра II, 1729 г.

 

Известны памятные медали, сделанные А. Шульцем, которые посвящены коронации Петра II. Знаток русского медальерного искусства Ю. Иверсен указывал на существование двух вариантов коронационной медали Петра II, выполненных датчанином. На самом деле их больше. На рис 8 представлены два портрета, авторство которых не вызывает сомнения. На первой медали (рис. 8А) имеются инициалы, которыми метил Шульц свои некоторые работы. Для сравнения на рисунке помещен рублевик Петра II, датированный 1729 годом

Не надо быть криминалистом, чтобы увидеть — на медалях и рубле представлен один и тот же портрет. Сходство подчеркивает не только идентичность силуэта головы императора, но и поразительное совпадение стилей в пластике и проработке деталей портрета, что в совокупности может свидетельствовать о том, что все три миниатюры созданы одним мастером. Нетрудно заметить, что даже элементы декоративного оформления лицевых сторон всех трех миниатюр переходят от одной к другой с незначительными изменениями.

Один из вариантов коронационной медали Петра II получился у Шульца настолько удачным, что послужил образцом для повторения. Безукоризненную копию сделал Егер (Ieger), которую можно увидеть на рис. 9. Гравер, работавший на Петербургском монетном дворе с 1772 года, оставил свою подпись на обрезе рукава в виде I.G.I (Иоганн Готлиб Егер).

 

А. Шульц. Коронационная медаль Петра II

Рисунок 9. А. Шульц (копия Егера). Коронационная медаль Петра II, лицевая сторона

 

Портрет императора в мельчайших подробностях воспроизводит изображение Петра II на рублевике. Данный вариант медали близок к рублевику даже оформлением торса. На обеих миниатюрах император облачен в латы, имеющие очень похожий рисунок.

 

Рубль Петра II, 1729 г.

Рисунок 10. Рубль Петра II, 1729 г., лицевая сторона. Автор штемпеля предположительно А. Шульц

 

На рис. 10 показан увеличенный портрет на упомянутом рублевике. Обращает на себя внимание выраженный «медальный» рельеф изображения.

Автор использует уже известный нам прием художественного акцентирования отдельных частей лица. В данном случае мастер «усилил» нос императора, отчего профиль Петра II приобрел слегка натуралистические черты. Однако гротескный нос не омрачает впечатления, и в целом портрет воспринимается так, как задумал его автор. Император уверен в себе, решителен и величав. Тонко проработанный рисунок портрета вызывает восхищение мастерством резчика и одновременно подчеркивает представительность монарха.

Проводимая связь авторства Шульца в работе над коронационными медалями и рублевиком вероятна, но не бесспорна, хотя изобразительный союз портретов императора на сравниваемых миниатюрах поразителен.

Иконография Петра II на рублевиках 1729 года располагает целым рядом портретов, сходных по общим чертам с описанным изображением. Однако все они несут признаки в разной степени удачного или не совсем успешного повторения. Логично предположить, что А. Шульц, будучи ведущим медальером монетного двора, регулярно резал штемпеля рублевиков с 1724 по 1734 год, которые затем воспроизводились учениками и подмастерьями для производственной необходимости. Проблема заключается в том, чтобы установить критерии авторской принадлежности каждого конкретного рубля.

За время работы А. Шульца в России на троне сменилось четыре монарха. Создавая для каждого императора индивидуальный монетный тип, художник вместе с тем использовал выработанный им стиль оформления портретов. Варьировали прически, элементы декора, надписи, однако композиционная архитектура лицевой стороны монеты оставалась прежней (рис. 11).

 

Рубли Петра I, 1725 г., Екатерины I, 1727 г., Петра II, 1727 г. и Анны Иоанновны, 1731 г.

Рисунок 11. А — рубль Петра I, 1725 г. В — рубль Екатерины I, 1727 г. С — рубль Петра II, 1727 г. D — рубль Анны Иоанновны, 1731 г. На всех монетах используется одна композиционная архитектура оформления лицевой стороны

 

Нагрудники лат сменялись локонами парика, ленты наплечника превращались в изящные элементы платья. Даже на рублевиках Екатерины I, на которых изображен портрет с поворотом головы влево, сохранены основные черты композиции. После ухода Шульца только его ученик И. Васильев короткое время использовал эту композицию (рис. 5), хотя влияние художника на монетную иконографию последующих лет можно найти в портретах государей более позднего периода.

Проблема идентификации художественного стиля А. Шульца осложняется тем обстоятельством, что мастер, как настоящий художник, постоянно находился в состоянии творческого поиска. Отсюда проистекает еще одна причина многообразия разновидностей рублевиков.

Источник: Петрунин Ю.П. "Известный и неизвестный рубль Петра II". 2007 г.

Автор: Юрий Петрунин