Главная / Библиотека / Статьи / Штемпельная каталогизация золотых и серебряных монет Петра III

Штемпельная каталогизация золотых и серебряных монет Петра III

Штемпельная каталогизация золотых и серебряных монет Петра III

 

Лукас Конрад Пфанцельт. Портрет Петра III

Рисунок 1. Лукас Конрад Пфанцельт (Пфандцельт, Фанцельт). Портрет Петра III. Холст, масло. Германия. 1761 г. Государственный Эрмитаж

 

Великий князь Георгий Михайлович (ГМ) в своем каталоге приводит только две разновидности рублевика регулярного выпуска: экземпляр № 4 иллюстрирует рубли со знаком ММД, делавшихся на Московском (Красном) монетном дворе, и № 8 со знаком СПБ, по образу и подобию которого чеканились монеты в Санкт-Петербурге.

С легкой руки великого князя в последующих нумизматических каталогах, в том числе современных, построенных с учетом штемпельной дифференциации, воспроизводятся именно эти рисунки. Гурт на монетах, сделанных на Санкт-Петербургском монетном дворе, в своем большинстве имеет насечку, на монетах, чеканившихся в Москве, — надпись. Казалось, бы точка в перечне разновидностей рублевиков Петра III давно поставлена. Однако наметанный глаз собирателя в массиве рублей Петра III обнаруживает варианты штемпелей, которые обладают особыми характеристиками, благодаря чему они выделяются в рутине нумизматического материала. Ниже приведены критерии, которые дают возможность разграничивать портретные стороны рублевиков при их визуальном сравнении.

Сразу надо заметить, что неожиданные находки, которые могли бы круто изменить сформировавшиеся представления о скупой портретной галерее рублевиков Петра III, не встретить. Вместе с тем рубль 1762 года, выпускавшийся всего 6 месяцев, может явиться благодатным нумизматическим объектом в том числе для коллекционеров, комплектующих свои собрания с позиций поштемпельного собрания монет.

 

Лицевые стороны некоторых штемпельных разновидностей 10-рублевиков Петра III

Рисунок 2. Лицевые стороны некоторых штемпельных разновидностей 10-рублевиков Петра III. Золото. Диаметр 31 мм

 

Еще в 1910 году великие русские нумизматы А. Ильин и граф И. Толстой золотые монеты одного номинала разграничивали по вариантам. Авторы указывали, что существуют 10-рублевые экземпляры, у которых «конец круговой надписи доходит до бюста», и, в отличие от них, встречаются разновидности, конец легенды которых «не доходит до бюста» (рис. 2).

 

Лицевые стороны некоторых штемпельных разновидностей 5 рублей Петра III

Рисунок 3. Лицевые стороны некоторых штемпельных разновидностей 5 рублей Петра III. Золото. Диаметр 25 мм

 

Аналогичные отличительные признаки были обнаружены и у золотых 5-рублевиков (рис. 3). В приводимом во второй части настоящего издания каталоге представлены другие варианты золотых монет, которые также свидетельствуют о том, что монетный материал Петра III не так уныл и однороден, как это может показаться при беглом рассмотрении.

Упомянутые уважаемые авторы принимали самое непосредственное участие в подготовке Корпуса русских монет. Поэтому остается непонятным, почему они не включили в каталог ГМ ими же обнаруженные и описанные ранее варианты. Не вошли в издание ГМ разновидности золотого червонца, хотя те же А. Ильин и И. Толстой рассматривали монеты в зависимости от наличия или, наоборот, отсутствия точки после даты на реверсе.

Штемпельная дифференциация рублевиков Петра III исследователями прошлых лет и современными каталогизаторами не проводилась и была ограничена лишь двумя монетами в зависимости от места их чеканки (рис. 4).

 

Лицевые стороны двух основных типов рублевых монет Петра III

Рисунок 4. Лицевые стороны двух основных типов рублевых монет Петра III

 

Жесткая унификация изображений на рублевых монетах на первый взгляд действительно оставляет мало шансов обнаружить какую-либо особенную монету. Однако коллекционер, нацеленный на штемпельную подборку своего собрания, может значительно расширить спектр своего интереса, если обратится к анализу ряда признаков.

В качестве дифференциальных критериев, позволяющих идентифицировать конкретные варианты рублевиков, могут выступать различные элементы лицевой стороны, особенности круговой надписи, характер расположения слов и букв легенды относительно рельефного изображения и др. Ниже предлагаются некоторые наиболее очевидные признаки, помогающие найти эти различия. Все они укладываются в четыре категории:

1. Формальные признаки.

2. Иконографические различия.

3. Особенности в начертании легенд.

4. Своеобразие взаимного расположения надписей и изображений.

Дифференциация монетных штемпелей по формальным признакам очевидна и не вызывает затруднений. По существу, такое разграничение представлено во всех существующих каталогах. К формальным признакам относятся: знаки монетного двора (ММД и СПБ), знаки минцмейстера (ДМ и НК) и характер гурта (шнуровидный гурт с наклоном насечки вправо или влево и надпись). Другие встречающиеся признаки, такие, как подпись медальера (С. Юдин) и крестообразная монограмма на реверсе, присутствуют лишь на пробных экземплярах и новоделах, поэтому практического значения для дифференциации не имеют.

 

Лицевые стороны рублей Петра III

Рисунок 5. Лицевые стороны рублей Петра III, ММЛ. А — идеализированный портрет. В — портрет с непривлекательными чертами лица

 

Иконографические критерии поштемпельного разграничения монет — наиболее субъективный, но и в такой же степени увлекательный инструмент дифференциации монетного материала. Особенности в изображении головы: голова большая или малая, четкая прорисовка тонких прядей парика или гладкая фактура прически, лента косицы короткая или длинная, лента косицы в виде спирали или отдельных фрагментов — таков неполный набор признаков, по которым можно идентифицировать штемпельные варианты лицевой стороны. На рис 5 для сравнения представлены два рублевика Петра III, которые иллюстрируют упомянутые наблюдения. Портреты на рублях явно отличаются по многим параметрам. Рис 5А демонстрирует великолепный по художественно-эстетическому уровню экземпляр. Идеализированные черты лица, точное конструктивное построение формы головы и бюста, сочный рельеф с тонкой проработкой каждого элемента, воспринимаются как плоды творчества опытного медальера. В противовес, на рис 5В мы видим далекий от привлекательности персонаж со скошенным подбородком, выпяченной вперед нижней губой и плоским затылком. Сравнительно небольшая голова, усиливающая впечатление нарушенных пропорций, слабая проработка мелких деталей лица и прически парика исподволь формируют мнение о профессиональной слабости резчика. Даже такая казалось бы, мелочь, как изображение ленты косицы у парика, свидетельствует о большой дистанции в мастерстве художников. В первом случае тонко очерченная спиралевидная лента придает изображению особый шарм и гармоничность. На другом портрете мы видим грубоватые фрагменты разной величины, видимо призванные живописать детали этого элемента парика, которые лишь усугубляют и без того неоднозначное восприятие персонажа.

Анализ последнего портрета Петра III в очередной раз наводит на размышления о том, почему так неблагосклонна оказалась монетная иконография к предмету своей творческой реализации. Во второй главе мы уже касались того, что нелепость силуэта персонажа объясняется болезненным пиететом портретируемого к своему кумиру Фридриху II Великому. Отсюда проистекает удлиненный нос, усеченный подбородок и т. д. Тем не менее на повестке дня стоит еще одно наблюдение, которое, по нашему мнению, также влияет на трактовку некоторых сторон монетной иконографии Петра III.

Русская поговорка о том, что «глаза — зеркало души», очередной раз подтверждает истину в такой специфической области знаний, как нумизматика. Художники середины XVIII века говорили, что «вид лица и острота зрака» — важная, если не главная, часть портрета, которую гравер выполнял с особенной тщательностью. Окончательная отделка второстепенных деталей могла быть поручена ученикам, однако знающий мастер всегда предпочитал вырезать глаз лично.

Манера гравировки глаза на монетных портретах имела колоссальное значение. Законы рисунка, заложенные еще издревле, диктуют художникам, что при положении головы в профиль (равно как и при трехчетвертном повороте) глаз строится по форме треугольника. Если голова в положении фас, то глаз строится в форме ромба (рис. 6А и В).

 

Рисунок глаза

Рисунок 6. Рисунок глаза. А, В — классический вариант; С — на рублевиках Петра III

 

В природе нарушение каких-либо законов карается справедливым возмездием. Изобразительное искусство не является исключением. Нарушение законов рисунка наказывается его зрительным невосприятием. Миндалевидные глаза египетских богов смотрятся с современных позиций нелепо в связи с тем, что профильные изображения божеств египтян наделялись трапециевидным рисунком глаза.

Если экстраполировать эти законы на монетные портреты Петра III, то можно обнаружить весьма любопытную особенность. Большая часть рублевых монет несет образ императора с «дурным», а точнее, с неестественным глазом, который строится в форме «неправильной» трапеции (рис. 6 С). Такой глаз получается, если делать зрачок в виде впадины или углубленной круглой точки.

В такой манере гравировали глаз на большинстве монетных портретов Петра III. Получается, что профиль императора обращен вправо, а глаз смотрит на 90 градусов в другую сторону — на зрителя. Эффект усиливается, если зрачок зачернен патиной. Такое анатомо-физиологическое построение в природе наблюдается у птиц. Вспомним, как на сленге коллекционеров нередко называют Петра III на его монетах — «дятел». Не потому ли чудаковатость некоторых портретов императора оказалась подспудно связана с особым рисунком глаза, который способствовал рождению неблагозвучного прозвища. Такая манера гравировки глаза нетипична для других монет императорского периода.

Особой строкой выделяются различия в изображении бюста: плоский или выпуклый чекан (признак применим и к голове), широкий или узкий обрез рукава, три или четыре ранта ворота на шее, особенности в укладке мантии. Эти признаки могут дополнить идентификацию штемпельных вариантов монет.

Наглядными критериями разграничения рублевых монет служат надписи. Удобным признаком является расположение конца легенды по отношению к бюсту. Например, на лицевой стороне слово ВСЕРОС может соприкасаться с бюстом, находиться близко от него или на значительном расстоянии (рис. 7).

 

Лицевая сторона некоторых разновидностей рублей Петра III

Рисунок 7. Лицевая сторона некоторых разновидностей рублей Петра III. Круговая надпись расположена на разном удалении от бюста

 

Характер расположения знака монетного двора по отношению к бюсту также бывает полезным. Например, буквы СПБ или ММД по-разному проецируются на обрез рукава. Знак монетного двора иногда соприкасается с обрезом бюста или, наоборот, в разной степени отстоит от него (рис 8). Все эти особенности можно применять для идентификации штемпельных разновидностей.

 

Лицевая сторона некоторых разновидностей рублей Петра III

Рисунок 8. Лицевая сторона некоторых разновидностей рублей Петра III. Знак монетного двора по-разному расположен по отношению к обрезу рукава

 

Удобным и очевидным критерием распознавания оригинального штемпельного варианта рублей со знаком СПБ является точка в конце легенды на лицевой стороне (рис. 9).

 

Рубль Петра III, СПБ

Рисунок 9. Рубль Петра III, СПБ. В конце круговой надписи лицевой стороны точка

 

Редким является экземпляр, у которого точка регистрируется в начале круговой надписи (рис. 10).

 

Рубль Петра III. Точка в начале круговой надписи

Рисунок 10. Рубль Петра III. Точка в начале круговой надписи

 

Оборотная сторона также имеет свои особенности, связанные, как уже указывалось, с местом чеканки монеты. На обороте рублевиков со знаком ММД по обеим сторонам хвоста стоят инициалы ДМ. Реверс монет, изготовленных в Северной столице, имеет индекс НК. Буквы знака минцмейстера могут быть малыми или большими, они благодаря воле резчика способны локализоваться вблизи у хвоста или лап орла или, наоборот, располагаться в отдалении от них, естественно, в рамках соответствующего монетного поля (рис. 11).

 

Оборотная сторона некоторых рублей Петра III

Рисунок 11. Оборотная сторона некоторых рублей Петра III. Знаки минцмейстера на разном расстоянии от хвоста

 

Второстепенным отличительным признаком может служить точка после слова МОНЕТА, локализация которой варьируется относительно центрального хвостового пера. Она может располагаться справа и слева от центрального пера, причем в разной степени удаления от него. Нередко точку можно обнаружить непосредственно под центральным пером.

Монеты Петра III лишены орфографических ошибок в надписях, а также явных оплошностей в изображениях, таких, как отсутствие латинских «I» в монограмме на рублевиках Петра I. Вместе с тем досадные искажения, связанные с небрежностью резчика, можно обнаружить. Так, при всей четкой организации оформления оборотной стороны, встречаются экземпляры, у которых «набекрень» расположена большая корона над головами орла (рис. 12А).

 

Оборотная сторона рублей Петра III

Рисунок 12. Оборотная сторона рублей Петра III. А — косо «посажена» корона; В — конец скипетра V-образного начертания (без украшений)

 

Нередко обнаруживается штемпель с изображением скипетра, лишенного верхнего декора, отчего создается впечатление, что императорская регалия заканчивается стилизованной латинской V (рис. 12В). Такие особенности носят случайный характер и связаны либо с нечеткой работой гравера, либо с нарушениями технологического процесса.

Все эти признаки или их комбинация определяют своеобразие экземпляра и при формировании коллекции с поштемпельным подбором монет могут учитываться. Ведь никого не удивляет, когда коллекционер с заметным волнением приобретает монеты Петра II с ошибками в имени — ПЕРТЬ или с браком в написании титулатуры Екатерины I — САМОДЕРИЦА вместо САМОДЕРЖИЦА и трепетно включает их в свое собрание.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г.

Автор: Юрий Петрунин