Ретроспективные портреты Петра III на предметах малой пластики

Ретроспективные портреты Петра III на предметах малой пластики

 

Г. К. Гроот. Портрет великого князя Петра Федоровича

Рисунок 1. Г. К. Гроот. Портрет великого князя Петра Федоровича. 1743 г.

 

Позднюю трактовку Петра III на предметах малой пластики логично исследовать на медалях исторической серии и новодельных монетах.

Идея соединить в одной статье анализ иконографии новоделов и ретроспективных медалей осуществлена в связи с тем, что все перечисленные неравнозначные объекты связаны рамками одного временного фактора. Другими словами, и новоделы, и соответствующие медали были изготовлены после смерти и ухода с политической арены Петра III. Таким образом, была сделана попытка изучить более поздние тенденции в художественном видении покинувшего трон императора. Вместе с тем мы сознаем условный характер такого объединения нумизматических миниатюр, которое не отменяет понимание того, что чеканка новодельных монет преследовала меркантильные цели, в то время как памятные медали выполняли высокие историографические задачи.

Итак, после трагической кончины Петра III его иконография не исчезла из творческого багажа медальеров. Известна очень редкая медаль работы немецкого художника Хельда в память совместного погребения Петра III и Екатерины II (рис. 2).

 

Хельд. Медаль в память совместного погребения Петра III и Екатерины II

Рисунок 2. Хельд. Медаль в память совместного погребения Петра III и Екатерины II. 1796 г. Медь, золочение

 

На лицевой стороне медали изображен портрет императора Павла. Над портретом его имя: PAUL I. Именно Павел с приходом во власть организовал торжественную церемонию погребения своего официального отца и матери. Возможно, таким путем романтически настроенный император пытался примирить ушедших в мир иной родителей и успокоить общественность.

В надписи на обороте по-немецки читаем ключевые слова: IM TODE VEREINT (В смерти единые). Иконографические особенности портретов Петра III и Екатерины II исследовать не представляется возможным в силу крайне малых размеров изображения.

Со смертью Петра III его монетная иконография продолжила свою жизнь в новоделах, созданных значительно позднее.

Вспомним, как определяет новодельные монеты В.В. Уздеников: «...новодельными монетами называются специфические неподлинные монеты, отчеканенные в монетных материалах (золоте, серебре, меди) на государственных монетных дворах подлинными или специально изготовленными для этого штемпелями, а также отчеканенные вне монетных дворов с использованием подлинных комплектов штемпелей».

 

Рубль Петра III, 1762 г.

Рисунок 3. Рубль Петра III, 1762 г. Новодел с орлом на оборотной стороне

 

Рисунок 3 иллюстрирует новодел Петра III — именно этот экземпляр в свое время изучал Р. Зандер.

На лицевой стороне помещено изображение императора, по рисунку и пластике более близкое к портрету на серийных рублевиках со знаком ММД, чем с аббревиатурой СПБ. Исследовавший эту монету Р. Зандер пишет: «Бюст, в сущности, неотличим от оригинала работы Иванова, но марка монетного двора меньшего размера и расположена ближе к обрезу рукава портрета, а надпись заканчивается дальше от нижнего правого края портрета».

Утверждение Р. Зандера о «неотличимости» бюста спорно, равно как и дискуссионны наблюдения автора, касающиеся особенностей расположения надписей по отношению к портрету. Во второй части настоящей работы приведены серийные экземпляры, надписи на лицевой стороне которых обладают аналогичными характеристиками. Наряду с тем идентичного портрета Петра III среди доступных нам монет регулярной чеканки обнаружено не было. Это обстоятельство может свидетельствовать в пользу того, что для изготовления новодела специально, возможно под заказ, был вырезан штемпель лицевой стороны.

Реверс новодела представлен штемпелем, известным по оборотной стороне легендарного золотого рубля с портретом Екатерины II. Штемпельная связь упомянутого золотого рублевика с новодельной рублевой монетой Петра III наводит на размышления.

Золотой рубль 1762 года Екатерины II привлекал внимание ряда исследователей. Критический обзор известных к настоящему времени сведений о монете осуществил В.В. Уздеников. Его очерк «Некоторые соображения о золотом рубле 1762 года» достоин того, чтобы не только ознакомиться с нумизматическими материалами по монете, но и получить «мастеркласс» по анализу разобщенных данных и сведения их в единую логическую канву. По одной из версий, изложенных автором, золотой рубль 1762 года является редко встречающимся новоделом, «сочиненным» на Петербургском монетном дворе. В рамках настоящей работы представляет интерес вывод автора о том, что золотой рублевик с портретом Екатерины II был изготовлен не ранее 1798 года, а по некоторым соображениям — в 1802 году.

Идентичный штемпель оборотной стороны золотого рубля и новодела Петра III позволяет предполагать, что обе монеты были сделаны в одно и то же время. Следовательно, маловероятно, чтобы портрет императора был вырезан Т. Ивановым, который умер в 1802 году в возрасте 73 лет. В это время на монетном дворе блистал талантами медальер Карл Леберехт (1755—1827). Нельзя исключить, что из-под его резца вышел штемпель золотого рубля, на котором, по словам Р. Зандера, «моделирование и рельеф портрета выполнены чуть изящнее и приближены к медальным». Равно как можно предположить и принадлежность Леберехта к авторству изображения Петра III на ново дельном рубле, который стилизован под известный монетный портрет, но также более «изящен», чем его стандартный аналог регулярной чеканки.

Весомым контраргументом в попытке связать изображение Петра III на новоделе с именем К. Леберехта является иной рисунок, композиционный строй и пластическое решение портрета императора на медалях, резанных этим мастером (рис. 4 и 5).

 

К. Леберехт. Медаль с портретом Петра III

Рисунок 4. К. Леберехт. Медаль с портретом Петра III. Серебро. Диаметр 66 мм

 

Медаль Петра III

Рисунок 5. Медаль Петра III. А — медальер К. Леберехт. Медь. Диаметр 39 мм. В — медальер В. Сумин. Копия. Медь. Диаметр 39 мм

 

Однако следует учитывать, что Леберехт, будучи мастером-виртуозом, легко моделировал один и тот же персонаж в разном стиле. Например, его трактовка Александра I на пробных монетах или некоторых медалях осуществлена в совершенно разной манере и создает впечатление, что портреты выполнены разными художниками (рис. 6).

 

Пробный рубль 1801 г. и рубль 1807 г. Александра I

Рисунок 6. К. Леберехт. А — лицевая сторона пробного рубля Александра I, 1801 г. Новодел. В — лицевая сторона рубля Александра I, 1807 г.

 

Немецкие корни не помешали К. Леберехту прославиться на российской земле и достичь высот в медальерном искусстве. С 15 лет он учился в Санкт-Петербурге и вскоре стал медальером на монетном дворе. В 1780 году он уже ведущий, а затем и главный медальер Петербургского монетного двора. Портрет Петра III для медалей К. Леберехт исполнил в 1796 году.

Портрет был использован при создании персональной медали Петра III для портретной исторической серии. На обороте в лапидарной форме увековечены немногочисленные благие деяния императора.

Эстетика портрета Петра III благодаря стараниям К. Леберехта отвечала вкусам и требованиям своего времени. Основанная Екатериной II историческая серия медалей, посвященная важнейшим событиям прошлого и персоналиям, принявшим активное участие в них, предполагала чеканку медали Петра III. Профиль, увиденный современниками, мало перекликался с портретами, вышедшими из-под резца Т. Иванова и С. Юдина, поскольку приобрел новые черты.

Остались в прошлом нос «уточкой», скошенный подбородок и жиденькая косичка парика. Перед нами встает величественный образ правителя. Лицо спокойно, торжественно. Привлекательный профиль персонажа очерчен мягкой линией. Ниспадающие на спину и плечи локоны, перехваченные лентой, придают портрету жизненный динамизм. Сочная моделирующая лепка подчеркнута контрастными переходами от света к тени. Немецкого кроя обтягивающий мундир сменил более просторный изящный костюм. Тщательная проработка деталей бюста дополняет целостность композиции.

Портрет получился настолько удачным, что был повторен Василием Суминым, который трудился на Санкт-Петербургском монетном дворе в 1840-х годах. Иллюстрацию медали с его легко читаемой подписью «КОП. В. СУМ» под обрезом бюста приводит Е.С. Щукина. В сводном каталоге русских медалей С.П. Соколова указана медаль, также обозначенная как работа В. Сумина. Ее иллюстрация воспроизведена на рисунке 6В, однако подписи медальера на ней нет. Нельзя исключить, что кроме В. Сумина копировал портрет другой мастер, имя которого не известно. В пользу такого предположения свидетельствует еще одна неподписанная аналогичная медаль, посвященная этой теме (рис. 7).

 

Медаль Петра III. Копия

Рисунок 7. Медаль Петра III. Копия. Без подписи. Медь. Диаметр 39 мм

 

При всей привлекательности, работа Карла Леберехта наделена важным свойством: она отображает рафинированный образ Петра III, весьма далекий от персонажа, знакомого по многочисленным живописным полотнам.

Известен еще один вариант новодельного рублевика Петра III, на котором портретная сторона идентична таковой на рассмотренной выше новодельной монете. На ее реверсе помещена крестообразная монограмма (рис. 8).

 

Рубль Петра III с крестообразной монограммой. 1762 г.

Рисунок 8. Рубль Петра III с крестообразной монограммой. 1762 г. Новодел

 

В таблицах каталога Георгия Михайловича монета помещена последней. Этот факт как бы подчеркивает негативное отношение нумизматов прошлых веков к такому специфическому для российской нумизматики явлению, как новоделы.

Монетчики, изготовившие эту монету, видимо, стремились придать ее оборотной стороне некоторую преемственность реверсу рубля за подписью С. Юдина. Различия на крестовиках трудно обнаружить даже при детальном сравнении.

Подлинность новодела не вызывает сомнения. Экземпляр периодически встречается на аукционах. Известны разновидности этого новодела, отличающиеся друг от друга гуртом. Это неудивительно, так как экземпляры чеканились на тех монетных кружках, которые были доступны на монетном дворе на момент изготовления новоделов. В равной степени это относится и к монетному металлу — использовался тот, который был в наличии.

Р. Зандер дает целый перечень различных гуртов этого вида новодела, что свидетельствует о большой популярности подобного сорта монет среди собирателей:

1. Гладкий гурт.

2. Гурт с диагональной насечкой, как на рублях Екатерины II.

3. Гурт с петербургской надписью, выполненной крупным шрифтом.

4. Гурт с надписью, выполненной мелкими буквами.

5. Гурт испано-американской монеты песо.

6. Гурт с растительным узором, как на рубле Анны Иоанновны.

7. Гурт с надписью рублевика Елизаветы Петровны.

Новоделы, как правило, изготавливались, чтобы удовлетворить коллекционные страсти собирателей. Естественно, внимание заинтересованных лиц привлекали монеты, отчеканенные штемпелями, которые не получили высочайшего одобрения, и, как следствие, тираж их был ограничен. К разряду таких монет относятся рублевики Петра III с портретом императора, исполненные С. Юдиным. Как ни парадоксально, новоделы, имитирующие юдинский портрет Петра III, неизвестны.

Вместе с тем так называемые новодельные экземпляры, оформление которых призвано подражать редким монетам Петра III, с завидной регулярностью появляются, в том числе на авторитетных отечественных и зарубежных аукционах (рис 9).

 

Новодел Петра III. Подлинность вызывает сомнения

Рисунок 9. Новодел Петра III. Подлинность вызывает сомнения

 

Закономерен вопрос: подлинные или вновь изготовленные штемпеля были использованы для чеканки этих «раритетов»? А если штемпельные инструменты изготовлены заново, то где осуществлялась чеканка — на монетном дворе или нет? Ответы на эти вопросы имеют принципиальное значение для идентификации монеты и включения ее в соответствующий реестр. К сожалению, четко дифференцировать новоделы в «классическом» определении этого слова от современных «копий» проблематично. Прозорлив был великий князь Георгий Михайлович, выделявший все известные к тому времени новодельные монеты в автономный фрагмент своего каталога. Этим он подчеркивал их обособленность от подлинных экземпляров. Тенденция к росту обнаружения ранее не опубликованных новоделов наводит на печальные размышления о возможностях современных компьютерных технологий.

В перечень безусловных новоделов, на наш взгляд, можно включать лишь экземпляры, чьи весовые, иконографические и другие признаки были преданы гласности в нумизматических изданиях прошлых веков.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императора Петра III". Таллин, 2010 г.

Автор: Юрий Петрунин