Монетная иконография Петра III

Монетная иконография Петра III

 

Неизвестный художник. Портрет великого князя Петра Федоровича

Рисунок 1. Неизвестный художник. Портрет великого князя Петра Федоровича. Холст, масло. Россия. Около 1758 г. Гос. Эрмитаж

 

Прежде чем увековечить свою персону на российских государственных монетах, император Петр III уже имел возможность лицезреть собственный образ на более ранних монетах и памятных медалях иного происхождения.

 

Г.-В. Вестнер. Медаль в память избрания герцога Голштинского Петра Федоровича наследником российского престола

Рисунок 2. Г.-В. Вестнер. Медаль в память избрания герцога Голштинского Петра Федоровича наследником российского престола. 18 ноября 1742 г. Серебро. Диаметр 44 мм

 

Первое известное изображение Петра III на предметах малой пластики датируется 18 числом ноября 1742 года (рис. 2). На оборотной стороне медали, сделанной в память торжественного провозглашения герцога Голштинского наследником русского престола, вырезан бюст будущего российского императора, помещенный на постамент с надписью PETRO FEDORO WIZ NATAL DVCE HOLZAT. (Петру Федоровичу, урожденному герцогу Голштинскому). С обеих сторон от постамента изображены более низкие пьедесталы. На правом с надписью POTEN TIA (Могущество) находятся меч, скипетр и императорская корона. На левом с надписью RELI GIO (Вера) помещены распятие и раскрытая книга со словами EV AN GELI VM (Евангелие).

К сожалению, портрет новоявленного великого князя не представляет интереса с иконографической точки зрения в силу малого размера, а потому условного изображения персонажа.

Медаль была исполнена немецким медальером Георгом Вильгеймом Вестнером (Georg Wilhelm Vestner), который творил в Нюрнберге и создал ряд работ по заказу российского императорского двора. В частности, его резцу принадлежат медали на смерть Петра II, 1729 год; в память победы при Азове, 1736 год; в память взятия Очакова, 1737 год.

По всей видимости, Вестнер готовил медаль в расчете угодить августейшей заказчице, но не ее наследнику. На лицевой стороне медальер вырезал великолепный портрет Елизаветы Петровны с круговой надписью ELISABETHA D G IMPERATRIX RVSSORVM (Елизавета, Божией милостью императрица российская). Мастер с большой ответственностью подошел к заказу. Возможно, поэтому были подготовлены две пары штемпелей. Причем портретные штемпеля хотя и не принципиально, однако отличаются друг от друга, в то время как оборотные в обеих парах идентичны.

Первый монетный иконографический опыт будущего императора Петра III отечественной нумизматикой был получен с выпуском альбертусталера с изображением наследника Елизаветы Петровны (рис. 3).

 

А. Шеффер. Альбертусталер герцога Шлезвиг-Голштинского — будущего императора Петра III, 1753 г.

Рисунок 3. А. Шеффер. Альбертусталер герцога Шлезвиг-Голштинского — будущего императора Петра III, 1753 г.

 

На момент выхода в свет монеты герцогу было 25 лет. Как отмечали современники, будущий правитель России был недурен собой, хотя красавцем его назвать было трудно (см. рис. 1). Выполненный в барочном стиле, портрет Петра на «альбертовом» талере (так еще его называли русские нумизматы) яркое тому подтверждение. На лицевой стороне альбертусталера можно обнаружить изображение молодого человека с довольно приятными чертами лица. Высокий лоб, прямой нос, четко обозначенные губы демонстрируют зрителю вполне привлекательный образ, наделенный природным умом и внутренней энергией. Закругленный небольшой подбородок лишь слегка отступает назад и совсем не срезан к шее, как это последует в будущем на российских монетах. Ниспадающие каскадом локоны парика, согласно требованиям моды, удачно гармонируют с профилем, придавая ему жизненную убедительность.

Репрезентативность портрета подчеркивает одежда персонажа. Петр изображен в латах, задрапированных мантией, подбитой горностаем. Через правое плечо надета лента иностранного ордена Св. Анны, на груди — знак того же ордена.

Объем и пластические формы портрета выдают высокий профессионализм автора, виртуозно владеющего всем арсеналом технических приемов. Им был медальер по фамилии Шеффер. Однако не ясно, был ли это Виганд или его сын Антон. Тем не менее первоначальная буква «S» фамилии Scheffer присутствует под обрезом бюста.

Причины выпуска монеты не совсем ясны. Е.В. Лепехина склонна считать, что выпуск «альбертова» талера преследовал политические цели. На это указывает титулатура персонажа, которая декларируется в круговых надписях. На лицевой стороне начертано: PETRUS D G MAGNUS DUX TOTIUS RUSSIA (Петр Божьей милостью Великий князь Всероссийский). Легенда констатирует, что изображен преемник российского престола. Круговая надпись оборотной стороны свидетельствует, что Петр является наследником Норвегии: НА R NORV DUX SLESV HOLS ST & DITM COM OLD & DELM 1753 (Наследник норвежский, герцог ШлезвигГолштинский, стормарнский и дитмарсенский, граф ольденбургский и дельменхортский 1753).

На политический аспект чеканки «альбертова» талера указывет также весьма скромный тираж в 1043 монет. Такой объем чеканки характерен для монет донативного предназначения.

На оборотной стороне изображен двуглавый орел с большой императорской короной. На груди орла два щита. Один — с изображением российского герба, видимо, призван подчеркнуть политический вектор великого князя Петра Федоровича. Другой — с шлезвиг-голштинским гербом, вероятно, должен свидетельствовать о преемственности соответствующих династий.

Под орлом различима буква Р. Считается, что это латинская Р — первая буква фамилии Плосс (Ploss). Й.Л. Плосс был уполномочен великим князем Петром Федоровичем представлять его интересы в организации чеканки и контроле за качеством изготовленных талеров, то есть, по существу, выполнять функции минцмейстера.

Из приведенных Е.В. Лепехиной архивных данных следует, что штемпеля для чеканки альбертусталеров были изготовлены на монетном дворе Маннхайма. Вырезавший их медальер при работе над лицевой стороной руководствовался портретом Петра, привезенным из Киля. К сожалению, мы не располагаем тем живописным эскизом, который послужил образцом для медальера Шеффера в процессе его работы над портретным штемпелем.

 

Прижизненная гравюра великого князя Петра Федоровича

Рисунок 4. Неизвестный художник. Прижизненная гравюра великого князя Петра Федоровича

 

Между тем сохранилась гравюра, которая позволяет с определенной долей вероятности представить, как выглядел Петр в реальной жизни в бытность его великим князем (рис. 4). Это обстоятельство также дает возможность оценить портретное сходство будущего императора на альбертусталере с его изображением на живописных миниатюрах. Несмотря на то что на гравюре великий князь изображен в трехчетвертном повороте, а на монете — в профиль, в зрительном восприятии обоих портретов много общего. В обоих случаях регистрируется идеализированный персонаж, Петр одинаково облачен в доспехи, через правое плечо надета орденская лента, на груди орденский знак, сходна прическа парика с ниспадающими на спину локонами. Видимо уже тогда существовали протокольные установки, обязывавшие художников формировать официальный имидж правителя. По всей видимости, автор привезенного из Киля образцового рисунка, а затем и медальер Шеффер неукоснительно следовали установленным правилам.

Однако не следует обольщаться, рассматривая изображения великого князя того периода как реальное отражение его образа. Главенствующий тогда стиль барокко предполагал идеализацию портретируемого объекта, облекая его в художественные рамки символов и условностей.

Существуют две разновидности «альбертова» талера. На втором, в отличие от описанного выше, выгравирован портрет меньшей величины, а также начертан иной вариант креста на груди. Орел на оборотной стороне также имеет другой рисунок крыльев и хвоста (рис. 5). Вариант с портретом меньшего размера, по данным ГМ, известен в единственном экземпляре, который находится в собрании Эрмитажа. На поверхности монеты видны признаки, свидетельствующие, что талер изготовлен треснувшим лицевым штемпелем. Нельзя исключить, что именно его скоротечное разрушение обусловило чрезвычайную редкость экземпляра.

 

Альбертусталер с портретом меньшей величины изготовлен треснувшим лицевым штемпелем

Рисунок 5. Альбертусталер с портретом меньшей величины изготовлен треснувшим лицевым штемпелем

 

Правда, американский знаток русских монет Р. Зандер утверждает, что известны еще несколько штук этой разновидности с малым портретом. Один такой экземпляр он видел в частной коллекции в США. Как бы то ни было, монета, согласно классификации В.В. Узденикова, соответствует высокой степени редкости.

Некоторые нумизматы не относят альбертусталер к русским монетам, хотя великий князь Георгий Михайлович поместил его в Корпус русских монет наряду с другими экземплярами императора Петра III. В этом есть некоторый резон. Альбертусталер, или патагон, происходит из названия талеровой монеты Испанских Нидерландов, впервые чеканенной в 1612 году наместниками — эрцгерцогом Альбертом Австрийским и его супругой. По его образцу (монетная стопа, характерный монетный тип) неоднократно чеканились монеты в различных европейских странах до 1784 года. К счастью, разногласия, касающиеся национальной принадлежности монеты, носят скорее академический характер и не влияют на предмет нашего исследования — монетную иконографию Петра III.

Великому князю Петру Федоровичу потребовалось около 20 лет, чтобы достичь желанной цели и стать российским императором. За столь долгий период он неоднократно являлся объектом пристального внимания художников. Петр III отличался терпением и с покорностью обреченного ждал своего часа. Воплощение его ожиданий сопровождалось рождением великолепных парадных портретов на полотне и в металле на неоднозначных по эстетическим достоинствам памятных миниатюрах. Петр III быстро почувствовал себя самодержцем и начал активно внедрять в общественно-политическую жизнь свой портрет.

Над изображением нового императора трудились Ф.С. Рокотов, который писал портрет Петра Федоровича, когда он был еще великим князем, А. Антропов, Г.-Х. Гроот, Л. К. Пфанцельт, а также художники, чьи имена до сих пор остаются неизвестными. В историю монетной иконографии вписали свои имена отечественные мастера — Т. Иванов, С. Юдин, а также иностранные специалисты, такие, как А. Абрамсон, создавшие портреты Петра III на предметах малой пластики.

Самым известным является парадный портрет императора, написанный русским живописцем Алексеем Антроповым. «Высочайший портрет» выполнен с учетом решения репрезентативных задач. Главным для художника было показать место персонажа в социальной иерархии. Военный мундир, орденская лента через правое плечо, шпага, императорские регалии, горностаевая мантия на троне призваны подчеркнуть величие императора.

Интересно, что высокое мастерство позволило художнику раскрыть и личность портретируемого. Узкие плечи, формирующийся животик, вальяжная поза, самодовольная уверенность на лице не требуют особых комментариев.

Видимо, Петру III нравились парадные портреты. Известна целая серия полотен различных авторов. Один из таких портретов представлен на рис. 6.

 

Неизвестный художник. Портрет Петра III

Рисунок 6. Неизвестный художник. Портрет Петра III. Холст. Масло

 

Как и положено, монетчики не заставили себя долго ждать — монетные дворы в Санкт-Петербурге и Москве выпустили продукцию с портретом Петра III. На рис. 7 воспроизведены рублевики, на которых наглядно представлено изображение императора.

 

Рубли Петра III, 1762 г.

Рисунок 7. Рубли Петра III, 1762 г. Серебро, Диаметр 38 мм. А — Московский монетный двор; В — Санкт-Петербургский монетный двор

 

Портрет с точки зрения иконографии требует специального рассмотрения. Вполне оправданная формальная характеристика, осуществленная ГМ в рамках целевой задачи каталога, сводится к следующему: «Погрудное изображение Петра III вправо. На голове парик с косою. Бюст в кирасе с орлом на груди; через правое плечо Андреевская лента. Спереди императорская мантия, спущенная с левого плеча...» Приведенное описание лицевой стороны монеты было отнесено ГМ к империалу. Однако оно в полной мере соответствует аверсу рублевиков и полтин с учетом соответствующих особенностей в начертании круговой надписи (рис. 8.)

 

Империал и полтина Петра III

Рисунок 8. А — империал Петра III, золото, диаметр 31 мм; В — полтина Петра III, серебро, диаметр 34 мм. Монеты приведены к одному масштабу

 

Художественно-эстетические достоинства портрета на монетах сомнительны. На лицевой стороне предстает профиль прусского солдатика, затянутого в военный мундир. Если изображение Петра III на рис. 7А не лишено привлекательности, то портрет на рис. 7 В и 8 демонстрирует собирательный образ, далекий от идеализации. Сравнительно небольшая голова в парике с косичкой, маскообразное застывшее лицо, вытянутый вперед острый нос вкупе со скошенным подбородком оставляют впечатление того, что изображен не император великой державы, а скорее марионеточный персонаж из немецкой сказки. Лицо — это верное зеркало глубинных чувств и мыслей — напрочь лишено идеализации. В целом, портрет с явными гротескными элементами формирует у зрителя в лучшем случае равнодушное, а то и негативное восприятие. Недаром в среде коллекционеров сленговое название рублевика звучит как «дятел».

Монету с изображением правителя и соответствующей титулатурой можно сравнить с визитной карточкой. Разница заключается в том, что обыкновенная бумажная «визитка» со временем «ветшает, как платье» и постепенно превращается в никому не нужный хлам. Тогда как монета, изготовленная из золота или серебра, с которой смотрит первый человек империи, обязана была произвести соответствующее впечатление не только на подданных, но и на зарубежных гостей, а в итоге увековечить персону императора в памяти грядущих поколений. Хотим ли мы того или нет, но монеты Петра III свидетельствуют, что честолюбивые цели были достигнуты — монеты с изображением императора как исторический памятник мы исследуем с разных сторон.

Царствование Петра III наступило 25 декабря 1761 года. Вскоре на смену монарха реагируют монетчики. Уже 15 января 1762 года появляются первые указы о монетном переделе. Великий князь Георгий Михайлович приводит соответствующие документы, которые отчасти приоткрывают механизмы принятия решения чеканить рублевые монеты Петра III. Так, 31 января 1762 года вышел очередной Указ из монетной канцелярии Московской монетной конторы. — «О приготовлении рублевиков по Высочайше утвержденному образцу».

В нем, в частности, говорится: «...Его императорское Величество рублевой монеты абдрук (пробный образец) высочайше апробировать соизволил...» Далее указ расшифровывает, что пробная чеканка должна была быть осуществлена «наискорее» в объеме 500—1000 штук с использованием серебра 72 пробы. В документе повелевалось «медальерным мастерам Юдину и Иванову... с крайним поспешанием... штемпели и контрпунцоны (маточники) заготовить». Указ обязывал отправить в Москву контрпуансон для изготовления рублевых штемпелей. Документ предусматривал различные мелочи. Интересный штрих: в указе предписывалось, чтобы штемпеля с портретом «при жизни блаженной и вечной славы достойные памяти Великой Государыни Императрици Елизаветы Петровны ... не печатать, а хранить их в наличности». Такие предписания были бы достойны только похвалы и уважения, если бы они не создавали благодатную почву для формирования такого печального для русской нумизматики явления, как изготовление новоделов.

Приведенный документ, помимо всего прочего, позволяет предположить, что новый император внимательно следил за процессом выпуска монеты с его портретом. Из контекста указа следует, что Петр III предварительно был ознакомлен с живописным эскизом монеты и утвердил ее пробную чеканку. В этой связи возникает вопрос: каким образом и почему свет увидел такую одиозную монету с портретом сидельца на российском престоле, выполненном на откровенно слабом художественном уровне?

 

С. Юдин. Пробный рубль Петра III, 1762 г.

Рисунок 9. С. Юдин. Пробный рубль Петра III, 1762 г.

 

Этот вопрос остро звучит еще и потому, что Петру III, возможно, был представлен «абдрук» работы С. Юдина, который, как тогда говорили, «сочинил» портрет императора с довольно привлекательными чертами лица (рис. 9). В отличие от Т. Иванова, С. Юдин вырезал портрет в низком рельефе, что больше соответствовало функциональным требованиям, предъявляемым к общегосударственным монетам. Такие экземпляры, как показал опыт, более устойчивы к стиранию изображения в процессе обращения. Вероятно, упомянутые технологические тонкости не интересовали высочайшее мнение. Не устраивала императора и некоторая приглушенная мягкость линий его портрета, которые приближали силуэт персонажа к реальному образу.

Недоумение по поводу выбора Петра III усиливается, если учесть, что тогда, по всей видимости, уже существовали миниатюры с изображением весьма благородного профиля императора. Одна из таких миниатюр, правда созданная несколько позднее, находится в собрании Государственного Эрмитажа (рис. 10).

 

Портрет Петра III

Рисунок 10. Портрет Петра III. Россия. Петергофская гранильная фабрика. Около 1800 г. Халцедон-оникс; камея. 3,8*2,8 см. Гос. Эрмитаж

 

Современники отмечали, что Петр Федорович неплохо разбирался в изобразительном искусстве и тяготел к малой пластике. Есть свидетельства того, что из Голштинии он привез нумизматическую коллекцию. А российскую историю будущий Петр III изучал по памятным медалям деда. Трудно себе представить, чтобы император, ценитель высокого искусства, оставил без внимания свой портрет на государственной монете.

По какой же причине работа С. Юдина была отклонена и почему утвержден явно гротескный портрет Т. Иванова?

Разгадка причины утверждения штемпеля Т. Иванова довольно проста. Августейший персонаж стремился во всем, и особенно внешне, быть похожим на прусского короля Фридриха II. Для того, чтобы в этом убедиться, осуществим несложные иконографические сопоставления. Для начала обратимся к изображениям Фридриха II на монетах периода его правления (рис. 11).

 

Монета Фридриха II, 1767 г.

Рисунок 11. Монета Фридриха II, 1767 г.

 

Не правда ли, на лицевой стороне угадываются знакомые по рублям Петра III очертания? Тот же удлиненный нос, такой же клиновидный, со скошенным подбородком силуэт персонажа. Принципиальное различие в том, что в изображении Фридриха присутствует эстетика, эстетика гиперболы, в то время как на портрете его визави — нарочитое искажение.

Подражательство Петра III своему кумиру, преклонение перед ним привели к введению в русской армии формы прусского образца. Вновь испеченный российский монарх гордился этой формой, поэтому неудивительно, что мундир присутствует практически на всех известных портретах Петра, изображенных на живописных полотнах и монетах.

 

Портрет Фридриха II в молодости и портрет великого князя Петра Федоровича

Рисунок 12. А — Антуан Пен. Портрет Фридриха II в молодости. В — Неизвестный художник. Портрет великого князя Петра Федоровича

 

На рисунке 12 представлены два официальных портрета. Один — малоизвестный портрет Петра III. На другом изображен прусский король Фридрих II. Мы сознательно совместили оба портрета в рамках одной иллюстрации для того, чтобы наглядно продемонстрировать их зеркальную похожесть. Единство композиций обоих полотен настолько поразительно, что касается многих как базовых, так и второстепенных деталей.

Т. Иванов был не только замечательным медальером, но и опытным дипломатом. Свою политическую прозорливость он уже продемонстрировал ранее в негласном соревновании с тем же С. Юдиным при работе над портретным штемпелем императрицы Елизаветы Петровны. Тогда Т. Иванов, собрав воедино лучшие наработки своих учителей и предшественников, создал портрет, получивший высочайшее утверждение. Легенда гласит, что на портрете Т. Иванов удачно скрыл за прической якобы большие уши императрицы, которых она, по утверждению современников, стеснялась. С. Юдин же повторил ошибку Ж. А. Дасье, оставив августейшие уши открытыми, за что и поплатился.

В случае с портретом Петра III ситуация, похоже, повторилась с точностью наоборот. Т. Иванов уловил желания монарха, но не скрыл, как это было при работе над портретом Елизаветы, а гиперболизировал некоторые черты лица императора. Такой художественный прием позволил Т. Иванову максимально приблизить его профиль к профилю Фридриха II. С. Юдин же положил в основу миниатюры принцип идеализации персонажа и ошибся.

Тщеславие императора было удовлетворено работой медальера Иванова, и монетные дворы обеих столиц энергично приступили к массовому производству монет.

Творческий расцвет мастера только начинался, и еще сильно было влияние учителя В. Скотта. Достаточно вспомнить портрет Елизаветы Петровны на монетах 1754—1757 годов с «кукольной» головкой, выполненный Скоттом. Очевидно, что портрет Петра III по стилю и композиции весьма напоминает скоттовский почерк.

Следует особо подчеркнуть, что непривлекательный образ Петра III на монетах, равно как и весьма скромный пластический язык медальера, явился не виной Т. Иванова как художника, а бедой мастера, творческая инициатива которого была «а priori» связана по рукам веригами бесправия.

В отличие от Петра III, судьба к Фридриху II была более благосклонна. Прусский король прожил до 1786 года и умер в возрасте 74 лет. Одним из знаменательных событий в жизни короля было чудесное избавление прусской армии от полного разгрома в Семилетней войне. Фридрих не забыл творца этого счастливого для него события. Видимо, поэтому на свет появилась медаль, в задачи которой входило увековечить память о чудесном спасении и последующем заключении военного союза с Россией (рис. 13).

 

А. Абрамсон. Союз Петра III с королем Пруссии Фридрихом II

Рисунок 13. А. Абрамсон. Союз Петра III с королем Пруссии Фридрихом II. 1762 г. Серебро. Диаметр 43 мм

 

На лицевой стороне изображены два обращенных друг к другу бюста. Один принадлежит Петру III (Petrus III), второй — Фридриху II (Fridericus II). Они похожи, как однояйцовые близнецы. Если бы не надписи над головами, то разобраться, где король прусский, а где император российский, было бы невозможно. Видимо, Фридриху было по душе преклонение перед ним русского императора и король решил посредством памятной миниатюры продолжить эту выгодную для него политическую игру. Оба фигуранта облачены в латы и мантии, увенчаны лавровыми венками, скрепленными на затылке лентами. Клиновидные лица с удлиненными носами молчаливо взирают друг на друга. Надпись под обрезами бюстов словно в насмешку гласит: SAL . GEN . HVM (Во благо рода человечества).

Сюжет оборотной стороны медали комментирует замысел заказчика. Минерва, изображенная в воинских доспехах, с копьем, щитом и в шлеме, изображает богиню мудрости и войны, сражающуюся не ради разрушения, а во имя справедливости. В ее ногах — голова Медузы, как символ победы над монстром. На щите изображены российский, прусский и шведский гербы. Таким образом, политическая подоплека заказа очевидна.

Медаль была заказана А. Абрамсону, по всей видимости, королем Пруссии. К сожалению, мы не располагаем соответствующими документами, регламентирующими взаимоотношения заказчика и исполнителя. Маловероятно, чтобы виновница свержения Петра III, презиравшая его законная жена Екатерина II, проявила заботу об увековечении памяти позорного для России события. Скорее всего, инициатором чеканки медали была прусская сторона.

Медальер А. Абрамсон мастерски воссоздал языком малой скульптурной пластики облик людей, наделенных волею обстоятельств неограниченной властью, наделив их внутренним миром, который легко читается современным зрителем.

Остается добавить, что Яаков Аврахам Абрамсон (1723—1800) и его сын Аврахам (1754—1811), работавшие на прусском монетном дворе, пользовались широкой известностью в Германии. Часто они работали совместно: сын изготавливал портретный штемпель, отец резал оборотную сторону медали.

А. Абрамсон изготовил свыше 250 медалей. Среди них работы с портретом И. Канта, Г. Э. Лессинга и других знаменитостей и царствующих особ.

Часть историков связывают скорый закат царствования императора Петра III с унижением российской армии перед фактически поверженным врагом. Офицерский корпус не мог смириться с таким позором, что явилось главной причиной дворцового переворота.

Наделенная природным умом и за годы пребывания в России привитая от беспринципных нравов и жестоких правил существовавшего придворного этикета, Екатерина понимала, что должна была успокоить народ и легализовать причины переворота.

Для начала она продемонстрировала окружению свою скорбь по поводу кончины императора. Было объявлено, что Петр Федорович скоропостижно скончался в результате «несчастного случая». Была написана картина, изображающая Екатерину в траурном облачении (рис. 14).

 

В. Эриксен. Портрет Екатерины II в трауре

Рисунок 14. В. Эриксен. Портрет Екатерины II в трауре. Медь. Масло, 1763 г.

 

В традиции двора был выпуск медалей и жетонов на смерть императора. Однако таковые в связи с кончиной Петра III, не известны. Вместе с тем, опубликована очень редкая и малоизвестная медаль (рис.15), воспроизведение которой осуществлено в книге М.Е. Дьякова.

 

Неизвестный автор. Медаль на смерть Петра III

Рисунок 15. Неизвестный автор. Медаль на смерть Петра III. Серебро. Диаметр 37 мм. А — лицевая сторона. В — рисунок из книги М. М Дьякова

 

Медаль, автор которой неизвестен, отчеканена, по всей видимости, в память о смерти Петра III. На лицевой стороне изображены обращенные друг к другу бюсты Петра III и Екатерины II. Голова Екатерины покрыта платком, отсутствуют какие-либо украшения, платье простое без декоративных излишеств — эти детали должны были подчеркнуть атмосферу глубокой печали. Портрет Петра III исполнен в медальной манере: сочный рельеф, скульптурно вылепленные черты лица, создающие идеальные условия для игры света и тени, формируют необычную для изображения покойного императора пластическую поверхность. Над головами Петра и Екатерины императорская корона и ленты с именами портретируемых.

На обороте представлен остроконечный памятник и вензель Екатерины II. Справа от памятника фигура скорбящей женщины, слева парящий гений смерти с косой, символизирующий преждевременное укорачивание жизни.

Художественно-эстетические достоинства медали неоднозначны. В противоречие вступают ясность художественного замысла и показная простота, если не примитивизм рисунка, отсутствие правдивости в сюжете и попытка медальера придать композиции жизненную силу. Впрочем, вся жизнь императора Петра III была соткана из противоречивых поступков, неприятия всего русского и дисгармонии в личной жизни. А какова жизнь — такова и ее иконография.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императора Петра III". Таллин, 2010 г.

Автор: Юрий Петрунин