Главная / Библиотека / Статьи / Нюансы штемпелей рублевых монет Иоанна Антоновича

Нюансы штемпелей рублевых монет Иоанна Антоновича

Нюансы штемпелей рублевых монет Иоанна Антоновича

 

Неизвестный художник. Портрет Иоанна Антоновича

Рисунок 1. 1741 г. Неизвестный художник. Портрет Иоанна Антоновича. ГИМ

 

Варианты лицевых сторон рублей Иоанна Антоновича, 1741 г.

Рисунок 2. Варианты лицевых сторон рублей Иоанна Антоновича, 1741 г. А — Московский Красный монетный двор. В — Санкт-Петербургский монетный двор

 

Начнем настоящий очерк с вопроса, на который нет ответа ни в настоящем изложении, ни в других доступных источниках нумизматической литературы. Действительно, почему в серьезных отечественных каталогах конца XIX—начала XX века, равно как и в современных справочниках, приводятся лишь три штемпельные разновидности рублевиков Иоанна Антоновича, изготовленных в Москве в 1741 г.? (рис. 2А) Известно, что на московском Красном монетном дворе в 1741 году чеканились только монеты с портретом Иоанна III, тираж которых, по данным А.И. Юхта, составил 350 000 штук. Тремя портретными штемпелями изготовить такой внушительный объем рублевиков невозможно. Исследования показывают, что один портретный штемпель выдерживает штамповку в среднем 10 000 оттисков. Следовательно, можно предполагать, что на московском дворе в производстве эксплуатировалось около 35 портретных штемпелей. В том же году на Петербургском монетном дворе, по данным упомянутого автора, было выбито 765 119 рублевых монет. Несложный расчет показывает, что для изготовления такого объема монет, требуются приблизительно 70 штемпелей с изображением императора. Георгий Михайлович приводит в своем каталоге 16 штемпелей со знаком СПБ, Г.М. Северин — 17. Р. Зандер справедливо полагает, что при желании число таких штемпельных вариантов несложно удвоить, а то и утроить.

Таким образом, следовало бы ожидать обнаружения новых некаталогизированных штемпельных разновидностей рублевиков со знаком Московского монетного двора. Однако этого не происходит. Многочисленные отечественные и зарубежные аукционы с завидной регулярностью выставляют на торги монеты Иоанна Антоновича. При этом экземпляры со знаком ММД всегда даже в мелких деталях соответствуют каталожным образцам. Тезис о том, что в царствование Елизаветы Петровны монеты с портретом «принца Иоанна» были изъяты у населения и потому исчезли, не убедителен. Официальные документы свидетельствуют, что после соответствующей кампании на руках у населения опальных денежных средств осталось на сумму 23 791 руб. 10 коп. На самом деле, монет осталось значительно больше, так как монеты в указанном объеме за два с половиной столетия растворились бы (перечеканка, переплавка, оседание в частных коллекциях и т.п.) практически полностью и к настоящему времени стали бы особой редкостью. Добровольная сдача монет свергнутого императора сначала на компенсационной основе, а затем принудительно и безвозмездно происходила, по-существу, на принципах «случайной выборки». Последнее обстоятельство по законам статистики должно было обеспечить у сохранившихся монет изначальный спектр штемпельных вариантов. Очевидно так оно и случилось, но только с рублями СПБ. Отсюда проистекает большое число разновидностей портретных сторон на монетах, отчеканенных в Петербурге, несмотря на их малочисленность в абсолютных цифрах. Повторимся, что для рублевиков со знаком ММД такая закономерность по неизвестным причинам не обнаруживается.

В известной степени свет на причины весьма ограниченного числа штемпельных разновидностей рублевиков со знаком ММД проливают исследования А.В. Храменкова. Автор, ссылаясь на архивные материалы, обнаруженные в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) и посвященные чеканке рублевиков Иоанна Антоновича, делает вывод о том, «что, по крайней мере, в Москве при изготовлении штемпелей использовали маточник». Автор приводит любопытные детали, которые отчасти могут объяснить жесткую унификацию изображений на монетах. В частности, он пишет: «Портрет императора, точнее контур портрета, переводили на штемпель с маточника, далее фигурными пуансонами набивали мелкие детали, окончательно дорабатывали штихелем, а литерными и цифирными пуансонами наносили надписи и дату». Итак, казалось бы, вопрос с удивительным однообразием рублевиков московского происхождения освещен — все дело в использовании маточника. Однако из материалов, изложенных А.В. Храменковым, следует, что «переводили контур портрета», а затем следом набивали мелкие детали. Последняя операция должна была бы обеспечить неизбежные девиации от стандарта. Вручную выбить надпись на одном штемпеле, которая бы как две капли воды походила на легенду другого, практически невозможно. Однако рубли Иоанна Антоновича со знаком ММД эту аксиому опровергают. Надписи строго повторяют не только заданный строй, но и шрифт. Литеры легенды и знака ММД одинаково жестко проецируются на определенные участки портрета. На портретных оттисках совпадают не только контуры, но и рельеф, и рисунок складок, изгиб орденской ленты, дизайн банта на плече, расположение знака ордена св. Андрея и т.д. Видимо, резчики на монетном дворе в Москве владели особыми приемами переноса изображения с маточника на рабочий штемпель. Этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Описанное положение вещей создает трудности в изучении иконографии на базе рублевых монет московской чеканки. Однако, учитывая, что образцовые контрпуансоны и штемпели для московского Красного монетного двора резались на Петербургском дворе, то есть одним и тем же медальероми на основании одного и того же «абдрука», иконографические параллели можно осуществлять, исследуя монеты разных дворов в совокупности.

Беглое знакомство с рублями «принца Иоанна» создает у коллекционера стойкое убеждение в унылом однообразии портретной стороны монет императора-грудничка. Маленькая головка с пухлыми щечками, чрезмерная миниатюризация черт венценосного профиля и, словами В.В. Узденикова, печальное выражение одутловатого лица с устремленным в пространство отрешенным взглядом, отражающим совсем не детское состояние души. Таково восприятие портрета императора Иоанна III на монетах высокого достоинства у большинства собирателей. Причина появления столь неудачного портрета на российских монетах увязывается с установочным «абдруком», который предлагался медальерам для воплощения образа правителя в пластике.

Принято также считать, что штемпели, изготовленные на московском Красном монетном дворе, по своему художественноэстетическому уровню значительно уступали экземплярам петербургского происхождения. Такие выводы подкреплены несколькими документами периода царствования Иоанна Антоновича, с которыми можно ознакомиться в каталоге великого князя Георгия Михайловича.

Вместе с тем детальное изучение монет московской чеканки не выявляет каких-либо особых неблаговидных элементов в противовес экземплярам, изготовленным в Северной столице (рис. 2). Возможно, монетчики изъяли из процесса монетного передела наиболее одиозные штемпели, портрет на которых, выражаясь современным канцелярским языком, порочил честь и достоинство императора.

Казалось бы, приведенный аргумент лишь подкрепляет сложившееся, на наш взгляд, несколько предвзятое мнение о портретах на рублях Иоанна Антоновича и результирует тезис о скудной монетной иконографии императора-младенца.

Однако пристальное изучение образа августейшего персонажа на монетах позволяет обнаружить экземпляры, иконографические свойства которых свидетельствуют о творческом поиске монетчиков в гравировке изображения, «чтобы сделать в лице моложе». Возможно, таким путем осуществлялась попытка создать идеализированный образ Иоанна, способный удовлетворить вполне обоснованные требования Канцелярии Монетного Правления «об исправлении портрета». Из документов известно, что наиболее удачные штемпели, резанные петербургскими мастерами, отправлялись в Москву в качестве образцов.

 

Варианты лицевых сторон рублей Иоанна Антоновича, 1741 г.

Рисунок 3. Варианты лицевых сторон рублей Иоанна Антоновича, 1741 г. Санкт-Петербургский монетный двор

 

На рисунке 3 представлены лицевые стороны двух рублевиков, отчеканенных на Петербургском монетном дворе. Слева от рисунка даны выноски с иконографическими особенностями портрета, справа — с формальными. Штемпельные оттиски иллюстрируют различную трактовку портретируемого. Несмотря на единую композицию, изображения императора зрительно воспринимаются как созданные разными медальерами. Различия столь велики, что их трудно отнести к «вольностям» подмастерья-копииста. Портреты выполнены в разном стиле, каждый из которых воплотил индивидуальный почерк резчика. Назвать их имена — весьма затруднительная задача. Известно, что главным медальером в ту пору был И. Лефкен, которому приписывают авторство портрета на монетах Иоанна Антоновича высшего достоинства. По всей видимости, резцу И. Лефкена принадлежит штемпель, оттиск которого воспроизведен на рисунке ЗА. Кто резал портрет, приведенный на рисунке ЗВ, остается только гадать. Возможно, им был Лукьян Дмитриев, блестяще повторивший портрет Анны Иоанновны, созданный прославленным Гедлингером. Нельзя исключить и авторство Федора Нагибина, который хорошо зарекомендовал себя в качестве резчика на Петербургском монетном дворе, и потому был послан в Москву на помощь местным штемпельного дела мастерам. Иными словами, атрибуция портретов нуждается в уточнении.

Основная масса рублевиков подобна экземпляру с портретной стороной, обозначенной на рисунке 3 буквенным индексом «А».

Возникает вопрос: какое изображение императора вызывало нарекания со стороны руководящих инстанций, а какое выбито позднее в соответствии с требованиями Канцелярии Монетного Правления?

Несложный штемпельный анализ позволяет предположить, что портрет, ассоциирующийся с изображением императора на монете с индексом «А», требовал коррекции, и в качестве альтернативного варианта был предложен портрет, корреспондирующий с вариантом «В». Предположение основано на документах, приведенных в каталоге великого князя Георгия Михайловича. В Указе от 23 марта 1741 года предписывается чеканить рублевые монеты по новому образцу, на которых император был «в лице моложе» и «кавалерия-б была на платье». Последняя фраза в данном случае является ключевой. Руководству, в частности Х.Ф. фон Миниху, не нравились портреты, на которых «грудь не высока», а «кавалерия» располагалась ниже обреза бюста. Очевидно, высокую инстанцию не устраивали монеты, приведенные на рисунке 4, портреты на которых типологически сходны с изображением императора на рисунке ЗА. Следовательно, можно предположить, что экземпляр, подобный рублевику, воспроизведенному на рисунке ЗВ, был рекомендован в качестве новой образцовой монеты.

 

Рубли Иоанна Антоновича

Рисунок 4. Рубли Иоанна Антоновича. А — чеканка московского Красного монетного двора. В — чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. На портретах знак ордена св. Андрея Первозванного значительно ниже обреза бюста

 

Администрация монетных дворов четко выполнила распоряжение — последующая чеканка монет демонстрировала монарха с высокой грудью и орденом, расположенном на мантии. Что касается «моложавости» лица, то, похоже, задача оказалась трудно выполнимой. Вместе с тем некоторые изменения в лучшую сторону на монетах нового образца можно обнаружить и при изучении физиономии монарха.

Заметим, что прекращение чеканки монет с портретом предшествующего образца привело к тому, что такие рублевики стали редкими. Великий князь Георгий Михайлович в группе монет с аббревиатурой СПБ приводит лишь три экземпляра и один с литерами ММД, на которых знак ордена расположен значительно ниже обреза бюста.

Лицевые стороны монет, приведенные на рисунке 2, различаются и чисто формальными признаками. Последние играют большую роль в разграничении монет по штемпельному признаку.

А. Ильин и И. Толстой использовали два основных признака группировки монет, к которым относятся особенности начертания знака монетного двора и расположение круговой надписи относительно ордена св. Андрея. На рисунке 2А воспроизведены три рублевика, отчеканенных в Москве, у которых по-разному выбит знак монетного двора. На двух их них литеры ММД без разделительных знаков (ММД). Однако расположены они на плоскости монетного поля по-разному. На одной монете литеры выбиты со значительным пробелом и размещены по воображаемой дуге, концентричной краю рублевика. На другой — литеры меньше, сближены между собой, расположены по прямой линии. На третьем экземпляре между литер - точки, а сам знак монетного двора начинается и заканчивается двоеточием (:М.М.Д).

Особый интерес вызывает аббревиатура СПБ, которая у части монет заканчивается двоеточием (С:П:Б:) (рис. 2В, 5А). Соответственно, знак монетного двора у оставшейся части такового не имеет (С:П:Б) (рис. ЗВ, 5В). Проще всего этот «пустяк» можно «списать» на случайность. Однако опыт показывает, что в монетном переделе порой малозаметные мелкие подробности могут иметь вполне продуманную историю. Анализ портретных сторон показал, что прослеживается своего рода корреляция между характером расположения знака ордена св. Андрея на бюсте и начертанием СПБ. На монетах с аббревиатурой С:П:Б: знак ордена может располагаться выше, ниже (в разной степени) и на уровне обреза бюста, то есть не обязательно «помещен на платье» (рис. 2В). Портрет на экземплярах с обозначением С:П:Б украшен знаком ордена, всегда расположенным «на платье» (иногда знак имеет незначительный выступ ниже обреза бюста). Возможно, такой меткой монетчики давали сигнал начальству, что их указание по «исправлению» монет неукоснительно выполняется. Если же на глаза начальству попадал рублевик, у которого на портрете знак ордена «не на платье», то этот экземпляр имел прежнюю аббревиатуру С:П:Б:, указывающую на раннюю чеканку до выхода соответствующего распоряжения (рис. 2В, ЗА).

Любопытно, что на монетах с С:П:Б круговая надпись на лицевой стороне расположена более аккуратно - конец легенды редко заходит под обрез бюста, что способствует гармоничному восприятию изображения на монете.

В соответствии с новыми требованиями была налажена чеканка и старыми штемпелями. Изъятие дорогостоящих инструментов из производственного цикла воспринималось на монетных дворах как слишком расточительное дело. Выход был найден путем доработки старых, но вполне исправных штемпелей. Изменить лицо императора, чтобы оно выглядело «не старо», конечно, было проблематично, да и не обязательно. Ведь ощущение возраста персонажа на монете всегда можно оспорить, поскольку эта категория оценки весьма субъективна. Другое дело - знак ордена. Его расположение бросается в глаза. Получив инструкцию, резчики под контролем минцмейстеров исправно стали набивать андреевский знак «на платье». Таким образом, поток продукции на монетных дворах не был остановлен, в обращение продолжали поступать рублевики привычного оформления, но с «правильным» расположением орденского знака (рис. 5 В).

 

Рубли Иоанна Антоновича

Рисунок 5. Рубли Иоанна Антоновича. Чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. А — С:П:Б:, знак ордена св. Андрея Первозванного ниже обреза бюста. В — С:П:Б, знак ордена выше обреза бюста

 

А. Ильин и И. Толстой использовали особенности начертания знака монетного двора в качестве одного из удобных критериев каталогизации монет. Рублевики, у которых литеры СПБ были расставлены широко, авторы выделяли в отдельную группу (рис. 6А).

 

Рубли Иоанна Антоновича

Рисунок 6. Рубли Иоанна Антоновича. Чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. А — литеры СПБ широко расставлены. В — литеры СПБ сближены

 

Каких-либо грубых ошибок в надписях или изображениях на рублевиках Иоанна Антоновича не обнаружено, хотя монеты многих царствований начала—середины XVIII века таковыми «грешат». Малограмотные или вовсе безграмотные резчики штемпелей «принца Иоанна» ошибки, как это водилось, иногда допускали, но контрольные функции минцмейстеров оказывались на высоте — оплошности вовремя исправлялись.

В уже цитировавш ейся работе А.В. Храменкова приведен случай чеканки 11 000 монет рублевого достоинства с ошибкой в написании титулатуры — вместо ВСЕРОС (сокращение «всероссийский») неграмотный подмастерье на готовом штемпеле вырезал ВЕРОС. Ошибка была замечена, испорченные монеты впоследствии перечеканены. А.В. Храменков отмечает, что «рубли Иоанна Антоновича со следами исправления в слове ВСЕРОС в настоящее время не известны».

 

Рубли Иоанна Антоновича

Рисунок 7. Рубли Иоанна Антоновича. Чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. В надписях на лицевой (А) и оборотной (В) сторонах следы перегравировки

 

Вместе с тем следы правок в надписях на монетах Иоанна Антоновича хотя и редко, но встречаются. В качестве примера на рисунке 7 воспроизведены два штемпеля с погрешностями в надписях, потребовавшие перегравировки. Один рублевик, со следами возможной (нельзя исключить особое начертание буквы) переделки литеры «В» в слове ВСЕРОС, воспроизведен на рисунке 7А. Очевидно, что вероятная надчеканка литеры «В» в слове ВСЕРОС не связана с партией монет, описанной А.В. Храменковым На другом экземпляре была допущена, а затем исправлена ошибка в дате на оборотной стороне (рис. 7В).

Монетный тип реверса строго выдерживался на протяжении всей чеканки рублевиков Иоанна Антоновича. Штемпельные различия в оформлении оборотной стороны мизерны и, как правило, ограничиваются мелкими подробностями в начертании оперения хвоста и расположением литер надписи относительно элементов фигуры орла.

Вместе с тем два оттиска выходят за рамки обычных штемпелей и привлекают особое внимание. Так, примечателен не только реверс, но и аверс монеты, изображенной на рисунке 8. Оформление обеих сторон выполнено небрежно. Создается впечатление, что штемпели резались в крайней спешке. На лицевой стороне разметка круговой надписи выполнена плохо, отчего конец надписи зашел далеко под обрез бюста, потеснив знак монетного двора. На оборотной стороне расположение слов легенды осуществлено непродуманно, поэтому скипетр и держава в лапах орла разделили слова надписи, нарушив ее стройность. Создается впечатление, что фигура орла велика и от того не размещается на монетном поле должным образом. Однако это не так. Размеры орла стандартные, как и на других монетах Иоанна. Резчику следовало бы набивать надпись литерными пуансонами ближе к жемчужному ободку монеты, тогда бы композиция оформления оборотной стороны осталась ненарушенной.

 

Рубль Иоанна Антоновича

Рисунок 8. Рубль Иоанна Антоновича. Чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. На оборотной стороне держава и скипетр разделяют надпись

 

Рубли Иоанна Антоновича

Рисунок 9. Рубли Иоанна Антоновича. А — чеканка Санкт-Петербургского монетного двора. В — чеканка Московского Красного монетного двора. На монетах сходный дизайн гербового орла

 

Примечателен еще один реверс, воспроизведенный на рисунке 9А. Начертание орла, и особенно его хвоста, не типично для монет со знаком Петербургского монетного двора. Интрига заключается в том, что подобная оборотная сторона отчеканена и на рублевике московского происхождения (рис. 9 В). Вероятно, упомянутый штемпель на Московский Красный монетный двор попал одновременно с образцовым штемпелем лицевой стороны в ходе компании, проведенной Канцелярией Монетного Правления по «исправлению» портрета императора. Вероятно, дизайн орла, не без основания, показался московским монетчикам малопривлекательным, поэтому он не был воспроизведен после износа присланного из Петербурга штемпеля.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г.

Автор: Юрий Петрунин