Главная / Библиотека / Статьи / Некоторые аспекты монетной иконографии Иоанна III Антоновича

Некоторые аспекты монетной иконографии Иоанна III Антоновича

Некоторые аспекты монетной иконографии Иоанна III Антоновича

Восшествие на российский престол нового царя Иоанна III Антоновича поставило монетчиков в тупик. Введенная еще Петром I традиция монетного двора чеканить монеты с портретом императора казалась неосуществимым мероприятием. Практика отечественного медальерного искусства не имела прецедента помещать на монетном кружке портрет двухмесячного монарха. Монетчики били тревогу. Уже 30 октября 1740 года на имя главного директора Монетного Правления барона фон-Миниха следует доношение о том, что «в Монетную Канцелярию указу и абдруков к присылке не имеется». Монетная Канцелярия «требуют указу о присылке абдруков» с целью определиться «каким штемпелем на монетных дворах монеты печатать».

 

Гравюра И. Леопольда. 1740 г. Иоанн III Антонович

Рисунок 1. Гравюра И. Леопольда. 1740 г. ГИМ. Иоанн III Антонович

 

На запрос монетчиков ответа нет. Первого декабря 1740 года князь С.А. Голицын - руководитель Монетной канцелярии, вновь запрашивает Миниха: «О неимении указа, по какому образцу следует изготовлять монету со дня вступления на престол Императора Иоанна III». И лишь спустя два месяца со дня начала царствования Московская монетная канцелярия получила распоряжение о чеканке монеты старыми штемпелями. В частности, в указе от 24 декабря 1740 года предписывалось чеканить монету «каким штемпелем в Москве на монетном дворе ныне и впредь, до указу, монеты печатать прежним штемпелем с назначиванием сего 1740 года». Таким образом, монетная иконография Иоанна Антоновича парадоксальным образом началась изготовлением монет с портретом предшественницы Анны Иоанновны, датированных 1740 годом (рис. 2).

 

Рубль Анны Иоанновны, 1740 г.

Рисунок 2. Рубль Анны Иоанновны, 1740 г. Предположительно, экземпляр чеканился в период царствования Иоанна Антоновича

 

Тем временем созрел вполне рациональный план чеканить на лицевой стороне государственных монет вензель нового правителя. Таким элегантным способом монетчики решили уйти от решения весьма щекотливой проблемы вырезывания штемпеля с портретом императора-младенца. Вензель составлен из двух зеркально расположенных и стилизованных десятиричных «I» с цифрой «3» в центре. Над вензелем расположена императорская корона, под ним - буквы «СПБ» (рис. 3). Проект изготовления монет с вензелем Иоанна Антоновича отражен в документе Канцелярии монетного правления 2 января 1741 года, но уже через три недели, а точнее 25 января директор монетного правления барон Миних распоряжается подготовить к чеканке штемпель с портретом императора.

 

Пробный рубль Иоанна Антоновича с вензелем на лицевой стороне

Рисунок 3. Пробный рубль Иоанна Антоновича с вензелем на лицевой стороне

 

Видимо монетчики заранее готовились к такому повороту событий, так как к 30 января штемпель с профилем императора-младенца был не только готов, но и высочайше утвержден. Документ повелевал немедленно послать в качестве образцов в Москву два рублевика «дабы на монетном дворе штемпели вырезаны и монеты печатаны были ... во всем исправно и чистою работаю».

Как и положено, юный персонаж, запечатленный на монете, представлен со всеми атрибутами власти: на голове лавровый венок, задрапированный в римскую тогу торс украшен лентой и знаком ордена св. Андрея (рис. 4).

 

1 рубль Иоанна Антоновича, 1741 г.

Рисунок 4. 1 рубль Иоанна Антоновича, 1741 г. СПБ. Серебро. 41 мм

 

Такова несколько затянувшаяся история, раскрывающая первые этапы чеканки монет императора Иоанна. О мотивах, побудивших вышестоящие инстанции печатать все-таки портрет, а не вензель младенца, можно только догадываться.

К тому времени уже существовали живописные рисунки, которые могли повлиять на разработчиков потрета для монеты. Известна гравюра, на которой Иоанн Антонович изображен в младенческом возрасте (рис. 1). В центре композиции император-младенец, над его головой в источающем свет треугольнике изображен глаз, который символизирует «очи Господни» — Бог все видит, он вездесущ и всеведущ. Другие фрагменты композиции также призваны свидетельствовать об ангельском происхождении младенца и о его близости к Богу. На гравюре лицо Иоанна такое же пухленькое, с толстыми щечками и высоким лбом, как и на многочисленных рисунках и живописных полотнах, изображающих Христа в младенческом возрасте. Личико с упомянутыми характеристиками можно увидеть и на полотнах Леонардо да Винчи и на рисунках Дюрера (рис. 5).

 

А. Дюрер. Мадонна с ребенком. XVI в.

Рисунок 5. А. Дюрер. Мадонна с ребенком. XVI в.

 

Таким образом, изображение венценосного младенца стало каноническим задолго до рождения Иоанна Антоновича. Придворным художникам, и в частности Л. Караваку, не было нужды придумывать что-то новое. Портрет Иоанна на гравюре соответствовал давно сложившимся требованиям. Следующим логическим шагом было бы перенесение портрета на монетный кружок. Вероятно так рассуждали монетчики, конструируя идеальный портрет императора-младенца. Если добавить к изображению лавровый венок, ленту и знак ордена св. Андрея, снабдив полученный профиль соответствующей круговой надписью, то задача по «сочинению» лицевой стороны государственной монеты будет решена.

Видимо такими же принципами руководствовался впоследствии неизвестный автор (возможно Гасс), создавая единственную медаль Иоанна Антоновича (рис. 6). На односторонней медали изображен идеализированный портрет плотного телосложения мальчика, поза которого, и особенно положение ручек, не оставляет сомнения в том, что изображен царствующий персонаж. Впечатление дополняют знак и лента ордена св. Андрея Первозванного.

 

Медаль с бюстом Иоанна Антоновича

Рисунок 6. Медаль с бюстом Иоанна Антоновича. Белый металл. 84 мм

 

В.В. Уздеников видит рождение портрета Иоанна Антоновича на монетах в несколько другом свете. Автор утверждает: «...регенша Анна Леопольдовна утвердила другой проект, согласно которому серебряные монеты должны были чеканиться хотя бы и с портретом императора, но совершенно особым: на нем воспроизводился не действительный облик младенца Ивана Антоновича, а как бы идеальный его образ в возрасте семи или восьми лет, когда черты лица утрачивают младенческую пухлость и приобретают индивидуальные особенности».

На такие выводы уважаемого автора могли повлиять старинные гравюры с портретом Иоанна Антоновича, на которых он выглядит мальчиком в возрасте семи — восьми лет и даже старше (рис. 7 и 9).

 

. Гравюра А. Серякова с изображения на грамоте изготовленной для гр. Миниха в 1741 г.

Рисунок 7. Гравюра А. Серякова с изображения на грамоте изготовленной для гр.Миниха в 1741 г.

 

Рисунки головы и изображение головы Иоанна Антоновича

Рисунок 8. А - рисунок головы младенца с классическими пропорциями. В - типичное изображение головы Иоанна Антоновича на рублевых монетах 1741 г. Увеличено. С - рисунок головы более старшего ребенка с классическими пропорциями

 

Гравюра К. Нике по оригиналу Г. Шевалье. Император Иоанн Антонович

Рисунок 9. Гравюра К. Нике по оригиналу Г. Шевалье (1783— 1784). Император Иоанн Антонович

 

Изучение собственно нумизматического материала оставляет мало шансов на определение, пускай приблизительного, возраста венценосного персонажа на монетах. На рисунке 8 представлены профили детей разных возрастов и голова Иоанна Антоновича, изображенная на рублевых монетах. Даже беглый взгляд обнаруживает большие различия в представленных абрисах. Мы не будем вдаваться в детальный анализ причин отмеченного факта, заметим только, что в основе лежит незнание и/или несоблюдение классических пропорций фрагментов рисунка головы. Рисование младенцев — особое самостоятельное ответвление художественного искусства.

На монетах изображен и не младенец, и не семилетний ребенок, а субтильный молодой человек неопределенного возраста. Этот курьез вскоре был замечен и вызвал отрицательный резонанс. 18 марта 1741 г. Канцелярия монетного правления издает документ «Об исправлении портрета Императора на штемпеле, коим чеканены в Москве рублевые монеты...». В документе указывается «...штемпели сделать во всем непременно, а именно, чтоб в лице моложе, а в присланных лицо старо, грудь не высока...»

Особенное неудовольствие адресовалось монетам, изготовленным на московском монетном дворе. Действительно, продукция московских резчиков не способствовала рождению высоких чувст при взгляде на портрет монарха. Впрочем и петербургские резчики не отличались высоким профессиональным уровнем гравировки изображения на монете (рис. 10).

 

Типичные портреты на рублях Иоанна Антоновича, 1741 г.

Рисунок 10. Типичные портреты на рублях Иоанна Антоновича, 1741 г. Увеличено

 

В последующем распоряжения и указы следуют один за другим и в каждом требование, чтобы лицо императора выглядело моложе. Однако добиться желаемого эффекта монетчикам так и не удалось.

Неправильно думать, что в среде управленцев монетного передела были малообразованные или лишенные вкуса люди. Высоко художественные произведения медальерного искусства от посредственных работ они отсеивали весьма квалифицированно. Характерно, что в условиях перманентного дефицита монетного металла, особенно серебра, 9 января 1741 года Канцелярия Монетного Правления за подписью советника Ивана Молчанова выпускает документ «О переделе всех имеющихся на монетном дворе медалей и иностранных монет в деньги, за исключением медали изготовленной Гедлингером...» Понимали и ценили монетчики настоящее мастерство медальеров! Не посмели пойти против совести и уничтожить шедевр!

Умные головы в руководстве монетным переделом трезво оценивали возможности резчиков, которые работали на монетных дворах 1740 г. Осознавали они и средний уровень квалификации И. Лефкена, который числился в ту пору главным медальером.

 

Гвелли Жан Луи Де. Портрет Я. фон Штелина

Рисунок 11. Гвелли Жан Луи Де (1730— 1809) Портрет Я. фон Штелина. 1759 г. Каталог выставки ПОРТРЕТНАЯ ЖИВОПИСЬ В РОССИИ XVIII ВЕКА из собрания Эрмитажа. Ленинград, 1987 г.

 

К этому времени завоевал высокий авторитет Якоб Штелин — выдающийся деятель российской Академии наук на раннем этапе её существования. Мнение Штелина в изобразительном искусстве в целом, и в медальерном деле в частности, ценилось очень высоко. Достаточно сказать, что он в 1741 году принял в своё заведование основанный при Академии художественный департамент. Я. Штелин скептически относился к возможностям российских резчиков, учеба которых медальерному искусству сводилась в основном к копированию. Вместе с тем Штелин активно пытался переломить ситуацию к лучшему. Известно, что он часто бывал на монетном дворе, наблюдал за работой резчиков, делал замечания и давал советы ученикам и подмастерьям.

Видимо портрет Иоанна Антоновича явился той каплей, которая переполнила чашу терпения монетчиков. Думается, не без участия Я. Штелина 10 февраля 1741 года принимается решение «Об отсылке учеников резного дела в Академию Наук для изучения медальерного искусства». Первую группу составили «резного дела ученики» Коновалов, Кудрявцев, Никифоров и Никитин, которых определяли в Академию «для совершенного рисовальному делу обучения... дабы со временем искусными медальерами удовольствованы». Теперь в руководстве отчетливо понимали, что только серьезное системное обучение способно создать когорту профессиональных медальеров, от работы которых «вся наружная красота монеты состоит». Знаменитый французский скульптор О. Роден впоследствии высказывался: «Техника и медленная обдуманная работа, разумеется не так прекрасны, как вдохновение. Это производит менее сильное впечатление, но именно в технике и кроются основы искусства».

История нумизматики свидетельствует, что со знанием дела на монете технически подготовленному резчику подвластен и портрет младенца, который будет отвечать высоким художественно-эстетическим требованиям. Известны монеты испанского короля Альфонса XIII, который, будучи в младенческом возрасте, принял корону от умершего отца в 1886 году. Испанские монетчики чеканили песеты, ежегодно меняя профиль персонажа по мере взросления короля (рис. 12).

 

20 песет Альфонса XIII, короля Испании

Рисунок 12. 20 песет Альфонса XIII, короля Испании (с 1886 по 1931), датированных 1887 г.

 

Между тем чеканка монет Иоанна Антоновича продолжалась активными темпами. Вскоре на монетных дворах приступили к изготовлению полтинников с портретом императора. Диаметр монетного кружка полтины по сравнению с рублем (41 мм) сократился до 34 мм. Условия для работы резчиков осложнились. Удивительно, но изображение императора на полтинах не очень ухудшилось (видимо хуже - некуда) по сравнению с портретом на рублевиках (рис. 13).

 

Полтина Иоанна Антоновича

Рисунок 13. Полтина Иоанна Антоновича. СПБ. Серебро. 34 мм

 

Монетная иконография Иоанна Антоновича нашла свое отражение и в чеканке гривенников. Кружки-заготовки монет стали егце меньше - приблизительно 20 мм. Даже медальеру-виртуозу затруднительно на таком ограниченном пространстве воспроизвести в металле портрет человека. Нетрудно представить, какая продукция выходила из-под резца малоквалифицированных резчиков (рис. 14). И не вина, а беда «резного дела мастеров», что не имея за плечами школы подготовки, они трудились, создавая в угоду власть имущим и, главное, для грядущих поколений нумизматов, пускай примитивные, но отчаянно смелые образцы отечественного монетного дела.

 

Гривенник Иоанна Антоновича

Рисунок 14. Гривенник Иоанна Антоновича. ММД. Серебро. 20 мм

 

Чеканка монет императора Иоанна Антоновича внезапно оборвалась, когда 25 декабря 1741 года дворцовый переворот возвел на престол Елизавету Петровну. Дальнейшая печальная судьба императора-младенца известна. Он был заключен в Шлиссельбургскую крепость, где в 1764 году был убит при попытке освобождения.

Иоанн Антонович царствовал один год и два неполных месяца. За это время было изготовлено монет с портретом императора на общую сумму не менее 700 тыс. руб.

Елизавета Петровна, понимая, что ее путь к трону через переворот, мягко говоря, не укладывается в законные рамки, предприняла все меры для искоренения в памяти народной всякие намеки о предшественнике. Одной из таких мер явилось изъятие из обращения монет с портретом Иоанна Антоновича. На первоначальном этапе монеты обменивались, без потери для населения; затем они выкупались по 92,5 коп., позднее, по 91,5 коп. за рубль. После 17 июня 1745 года монеты попросту конфисковывались, а их обладатели преследовались как преступники. Драконовские методы дали свои плоды. К 4 декабря 1751 года, согласно доклада Монетной канцелярии Сенату, на руках у населения осталось «крамольных» монет на сумму всего около 24 тыс. руб. Из этого следует, что упомянутый объем монет является тем монетным фондом Иоанна Антоновича, который обеспечивает сегодняшний пул и связанную с ним современную «эстафету» монет среди коллекционеров. На самом деле, монет с изображением опального императора осело на руках значительно больше. В противном случае они встречались бы в настоящее время на порядок реже. Думается, что монетчики, как это принято на Руси, предоставили те отчетные документы, которые ждало от них начальство.

Методика ликвидации «крамольных» монет хорошо известна. Рублевики и полтины были пущены под пресс монетного стана на перечеканку, благо метрические характеристики монет с воцарением Елизаветы Петровны не изменились. В связи с особенностями переработки на многих рублевых монетах и полтинах, датированных 1741—1743 гг., видны остатки монет-предшественниц (рис. 15). «Что же касается гривенников Ивана Антоновича, чеканившихся на московском Красном дворе, то вследствие малой толщины их кружка для перечеканки они не годились, а потому поступали на переплавку». Правда, в последние годы обнаружены и гривенники первых годов правления Елизаветы Петровны, перечеканенные из монет того же номинала, т.е. изготовленные в 1741 году в царствование Иоанна Антоновича. Все дело в том, что перечеканка (без переплавки и последующих обязательных этапов переработки металла) значительно снижала материальные затраты, связанные с монетным переделом, хотя зачастую обезображивала готовую продукцию остатками изображения предшествующих монет. Впрочем, в монетном производстве конъюнктурные соображения всегда превалировали над эстетическими.

 

Рубль Елизаветы Петровны, 1742 г.

Рисунок 15. Рубль Елизаветы Петровны, 1742 г. На лицевой и оборотной сторонах видны следы оформления монеты Иоанна Антоновича

 

Портрет Иоанна Антоновича изображен еще на одной монете, которую С. Шодуар трактует как пробную. Две копейки СПБ, датированные 1740 годом, воспроизведены в виде рисунка «от руки» и представлены в таблицах работы упомянутого автора (рис. 16 А). В настоящее время монета известна лишь в виде новодела. Вел.кн. Георгий Михайлович дает ей следующую характеристику: «Очень плохая копия портретного грошевика, сделанная в Екатеринбурге по рисунку, имеющемуся в сочинении бар. Шодуара, при чем соблюдены ошибки, оказавшиеся на рисунке». Этот новодельный «шедевр» периодически «всплывает» на аукционных торгах. Портрет императора на нем не требует комментариев (рис. 16 В).

 

Две копейки Иоанна Антоновича, 1740 г.

Рисунок 16. Две копейки Иоанна Антоновича, СПБ, 1740 г. А - рисунок из таблиц С. Шодуара; В - новодел

 

Завершить очерк о монетной иконографии Иоанна Антоновича логично словами классика современной российской нумизматики В.В. Узденикова: «...страшная участь венценосного младенца словно предугадана бесвестным художником, автором проектного рисунка 1741 г. На дошедших до нас монетах Ивана Антоновича мы видим отрока с печальным выражением одутловатого лица и устремленным в пространство отрешенным взглядом, отражающим совсем не детское состояние души. Художник оказался провидцем».

Напомним, что безвестным художником, по всей видимости, являлся французский живописец Луи Каравак. Его творческие потуги способствовали тому, чтобы рожденный им странный персонаж на века был зафиксирован в металле рублевых монет Иоанна Антоновича.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г. 

Автор: Юрий Петрунин