Историческая справка о царствовании императора Иоанна Антоновича

Историческая справка о царствовании императора Иоанна Антоновича

 

В.П. Верещагин. Иоанн Антонович, правительница Анна Леопольдовна, герцог Бирон

Рисунок 1. В.П. Верещагин. Иоанн Антонович, правительница Анна Леопольдовна, герцог Бирон. Гравюра 1891 г.

 

В официальных прижизненных источниках император Иоанн Антонович упоминается как Иоанн III, то есть счёт ведется от первого русского царя Иоанна Грозного. В поздней историографии установилось правило именовать его Иваном (Иоанном) VI, считая от Ивана I Калиты. Здесь и далее будет продолжена традиция классиков отечественной нумизматики именовать императора-младенца Иоанном III.

Итак, Иван III (Иоанн Антонович) родился 12 (23) августа 1740 г. в Санкт-Петербурге, убит 5 (16) июля 1764 г. в Шлиссельбурге. Царствовал с 17 октября 1740 г. по 25 ноября 1741 г.

В конце сентября 1740 года неожиданно для всех серьезно заболела императрица Анна Иоанновна. Российский двор охватила тревога. Главные вопросы, которые волновали всех: справится ли правительница с болезнью, а если нет, то кто будет престолонаследником?

 

медаль. Смерть императрицы Анны. 17 октября 1740 г.

Рисунок 2. Без подписи (возможно, И. Лефкен-сын). Памятная медаль. Смерть императрицы Анны. 17 октября 1740 г. Серебро. 42 мм. Лицевая сторона — бюст Анны вправо, в короне и мантии. Оборотная сторона — Анна, сидящая на облаке, венчает короной младенца — Иоанна Антоновича, передаваемого ей Россией

 

Не на шутку был встревожен и Бирон. Со смертью Анны Иоанновны его положение при дворе могло пошатнуться. Это означало потерю власти и богатства. Не в правилах Бирона было предоставлять свое будущее воле судьбы и пассивно дожидаться развязки — герцог принялся за дело. Ему удалось уговорить на глазах слабеющую императрицу подписать завещание, в котором престолонаследником объявлялся двухмесячный младенец, а Бирон — его регентом.

 

Портрет Э.И. Бирона

Рисунок 3. Портрет Э.И. Бирона

 

Будущий император-младенец был рожден Анной Леопольдовной, до принятия православия имевшей имя Елизавета Екатерина Христина. Она, в свою очередь, приходилась дочерью от брака Екатерины Иоанновны и герцога Мекленбургского Карла Леопольда. Если принять во внимание, что отцом Екатерины был сводный брат Петра I Иоанн Алексеевич, то становится понятным, что малолетний герой нашего повествования имел пускай дальнее, но родство с Петром Великим.

 

Л. Каравак. Портрет Анны Леопольдовны, матери Иоанна Антоновича

Рисунок 4. Л. Каравак. Портрет Анны Леопольдовны, матери Иоанна Антоновича

 

Вместе с тем законное право на трон имела более близкая по крови Романовых дочь Петра Елизавета. По поводу случившегося современники роптали. Некоторые открыто выражали свое недовольство. Дело доходило до арестов и пыток.

Недоумение вызывало также то обстоятельство, что при живых родителях регентом был назначен сторонний человек.

Фактически власть в стране осуществлялась немецкой партией во главе триумвирата: Бирон — Миних—Остерман. Однако члены немецкого лагеря не были едины и соперничали между собой. Миних, заручившись поддержкой офицеров Преображенского полка, приказал арестовать регента и его доверенное окружение. Бирона отправили в заточение в Шлиссельбург. Таким образом, в ночь на 8 ноября произошел переворот, и новой регентшей была провозглашена мать императора-младенца Анна Леопольдовна.

Срочно был составлен манифест, объясняющий произошедшее событие как осуществление желания «верных подданных духовного и мирского чина» и закрепляющий регентство Анны Леопольдовны. Миних стал первым министром. Отец императора Антон-Ульрих получил чин генералиссимуса.

 

И.Г. Ведекинд. Портрет Антона-Ульриха, отца Иоанна Антоновича

Рисунок 5. И.Г. Ведекинд. Портрет Антона-Ульриха, отца Иоанна Антоновича

 

В новых сложившихся условиях противостояние Миниха и Остермана получило развитие. Мастер интриг Остерман путем хитроумных политических комбинаций резко ограничил Миниха в правах решать вопросы в сферах управления государством и военными делами. Уязвленный Миних подал прошение об отставке, в тайне надеясь, что Анна Леопольдовна почувствует свою беспомощность и не пойдет на отставку фельдмаршала. Однако он просчитался — отставка регентшей была принята, и Миних оказался выброшенным из политической жизни. Такова оказалась благодарность Миниху, который, по сути, даровал Анне Леопольдовне высочайший пост. Вот какую характеристику дает Миниху известный историк Н.И. Павленко: «Он был лишен необходимых государственному деятелю качеств — гибкости, широты взглядов, способности к компромиссу; их заменяли солдатская прямолинейность и ставка на силу».

 

И.Л. Экслейн. Граф Б.Х. Миних

Рисунок 6. И.Л. Экслейн. Граф Б.Х. Миних. Серебро. 44 мм

 

Остерман расчистил перед собой дорогу — Миних был смещен. А 8 апреля 1741 года специальная комиссия приговорила Бирона к высшей мере через четвертование. Правда, вскоре смертную казнь заменили ссылкой его самого и членов семьи в Сибирь.

 

И.К. Гедлингер. В память заслуг графа А. Остермана

Рисунок 7. И.К. Гедлингер. В память заслуг графа А. Остермана. Серебро. 63 мм

 

Казалось бы, Остерману судьба открыла возможность сосредоточить в своих руках максимум власти. Однако она распорядилась по-другому — болезнь приковала его к постели. Он утратил связи с немногочисленными его ставленниками, а потому потерял влияние.

По свидетельству современников, Анна Леопольдовна не обладала способностями к государственному управлению. Целыми днями регентша предавалась лености, занимаясь мелкими пересудами и придворными сплетнями в обществе фавориток. Миних-старший отмечал: «Она была от природы неряшлива, повязывала голову белым платком, идучи к обедне, не носила фижм и в таком виде появлялась публично за столом и после полудня за игрой в карты с избранными ее партнерами, которыми были принц, ее супруг, граф Линар, министр польского короля и фаворит великой княгини, маркиз де Ботта, министр венского двора, ее доверенное лицо, оба враги прусского короля, господин Финч, английский посланник».

Будучи совершенно неспособной к государственной деятельности, Анна Леопольдовна отдала бразды правления страной в руки иностранцев.

Н.И. Павленко свидетельствует: «Во время непродолжительного правления Анны Леопольдовны положение немцев и иностранцев вообще укрепилось еще более, нежели в царствование Анны Иоанновны. Немцы заняли в государстве ключевые позиции: генералиссимусом стал Антон-Ульрих Брауншвейгский, всеми делами заправлял вестфалец Остерман, Коммерц-коллегией руководил лифляндец, отец фаворитки барон Менгден, Карл Левенвольде был обергофмаршалом, саксонец Александр Курт Шемберг пребывал во главе горной администрации страны и за неведомые заслуги удостоился от правительницы ордена св. Александра Невского».

Английский резидент Эдуард Финч в своем донесении сообщает следующие подробности: «...принцесса Анна совершенно не знает дел этой страны, ни иностранных, ни внутренних. По всем перечисленным резонам невозможно почитать ее хоть в малейшей степени способной нести столь тяжкое бремя».

Пробиться к Анне Леопольдовне с докладом равнялось непосильной задаче.

Такое положение вещей вызывало у русских людей естественное негодование. Особое неприятие создавшейся внутриполитической обстановки сформировалось у российского офицерства. Гвардейцы, которые, как и прежде, являлись главными действующими лицами, мечтали о восстановлении былого величия России. Назревал дворцовый переворот.

Елизавета Петровна до поры до времени не питала интереса к политике. Ее больше волновали утехи молодости и развлечения. Тем не менее, дочь Петра всегда находилась под пристальным вниманием Анны Иоанновны. Помимо всего прочего последняя чисто интуитивно по-женски ревновала Елизавету Петровну, которая в отличие от некрасивой и угрюмой императрицы обладала веселым нравом и привлекательной внешностью.

Со временем мировоззрение Елизаветы изменилось. Под влиянием гвардейских офицеров, а также представителей ряда иностранных держав Елизавета стала готовиться к перевороту.

В заговор вовлекалось все больше людей. Это естественно приводило к утечке конфиденциальных сведений, которые доходили до Анны Леопольдовны. Однако регентша от них лишь отмахивалась, будучи не в состоянии оценить степень угрозы. Историки отмечают, что был даже эпизод, когда Анна Леопольдовна вызвала Елизавету Петровну на откровенный разговор. Дочь Петрова проявила выдержку, сказав, что она верна присяге, и напрочь отрицала слухи о готовящемся перевороте.

Тем не менее, после разговора с Анной Леопольдовной Елизавета несколько раз откладывала дату переворота. Однако гены отца заставили ее проявить мужество. Обстановка накалялась еще и потому, что было принято решение послать Преображенский полк на войну со Швецией. Елизавета могла лишиться своей основной поддержки — гвардии, поэтому приходилось спешить.

В ночь на 25 ноября Елизавета Петровна отправилась в казармы Преображенского полка. Верные ей гвардейцы направились в Зимний дворец. Дворцовая охрана присоединилась к заговорщикам, которые довольно быстро овладели ситуацией.

 

Жетон в память коронации императрицы Елизаветы

Рисунок 8. Жетон в память коронации императрицы Елизаветы. Золото. 22 мм

 

Уже на следующее утро войска присягнули новой императрице. Переворот удался. Состоялись следствие и суд. Главные преступники — Остерман и Миних — были приговорены к смерти, но императрица Елизавета Петровна проявила милосердие, и оба были сосланы в Сибирь.

 

С. Юдин, В. Климов. Копия. Коронация Елизаветы I, 1742 г.

Рисунок 9. С. Юдин, В. Климов. Копия. Коронация Елизаветы I, 1742 г. Бронза, 60 мм

 

Наступили черные дни и для Брауншвейгской фамилии. Елизавета Петровна повелела всех членов семьи отправить домой в Германию, однако поразмыслив, изменила свое решение. Когда Анна Леопольдовна с младенцем и супругом находились уже в пути, их догнало новое распоряжение. Родители и ребенок были разлучены. Анну Леопольдовну с супругом сослали на поселение в Холмогоры, а Иоанна Антоновича заключили в Шлиссельбургскую крепость.

Последовали дела, направленные на то, чтобы искоренить память о свергнутом императоре Во всех церковных книгах уничтожался титул Иоанна. Запрещалось произносить его имя. Изымались из обращения монеты с портретом младенца. Все документы с именем свергнутого императора засекретили.

В 1901 году великий князь Георгий Михайлович в предисловии каталога монет Иоанна Антоновича отмечал: «Большинство помещенных в настоящей книге документов появляется впервые в свете, так как все дела, касающиеся царствования Иоанна Антоновича, были отнесены, с воцарением императрицы Елисаветы Петровны, к разряду секретных. Все дела и бумаги этого царствования были собраны изо всех присутственных мест и доставлены в Сенат, откуда впоследствии переданы в Московский Архив Министерства Юстиции, где и хранятся доныне в особом помещении, считаясь и до сих пор секретными делами «с известным титулом».

Сам узник содержался в полной изоляции. Многолетнее заключение отрицательно повлияло на психику арестанта. С ним инкогнито встречались Петр III и Екатерина II, которые отмечали у него помутнение сознания.

 

Ф. Буров. Петр III посещает Иоанна Антоновича в Шлиссельбургской крепости

Рисунок 10. Ф. Буров. Петр III посещает Иоанна Антоновича в Шлиссельбургской крепости

 

Узник оставался безымянным для него самого и для стражи. Последняя имела инструкцию умертвить арестанта в случае попытки его освобождения.

Несмотря на все предпринятые меры и предосторожности, слухи о таинственном узнике просачивались сквозь щели в глухих стенах Шлиссельбургской крепости. Дошли они и до ушей поручика Смоленского пехотного полка Василия Мировича. Поручик испытывал материальные трудности и давно точил зуб на Екатерину II, которая отказала ему в назначении пенсии. Он также был обойден императрицей при раздаче наград за участие в удачном перевороте. Были у  Мировича и другие личные причины ненавидеть Екатерину II.

 

И. Творожников. Поручик Василий Мирович у трупа Иоанна Антоновича, 5 июля 1764 г. в Шлиссельбургской крепости

Рисунок 11. И. Творожников. Поручик Василий Мирович у трупа Иоанна Антоновича, 5 июля 1764 г. в Шлиссельбургской крепости

 

У поручика созрел дерзкий план совершить очередной переворот и возвести на престол незаконно свергнутого Иоанна Антоновича. В план входило его освобождение из Шлиссельбургской крепости. 5 июля 1764 года в ходе предпринятой операции стража согласно инструкции умертвила Иоанна Антоновича. Так печально и нелепо закончилась его трагическая судьба.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императора Иоанна III". 2013 г. 

Автор: Юрий Петрунин