Главная / Библиотека / Статьи / Шесть рублевиков Дасье и тайные знаки на них

Шесть рублевиков Дасье и тайные знаки на них

Шесть рублевиков Дасье и тайные знаки на них

Токке Луи. Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Рисунок 1. Токке Луи. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1756 г.

 

Всемирно известный медальер Ж.-А. Дасье проработал в России всего несколько месяцев. Этого было достаточно, чтобы его работы навсегда вошли в список самых блестящих произведений медальерного искусства, воплотившихся в монеты императорской России XVIII века.

К моменту подписания контракта в 1757 г. с представителями российской стороны Жак Антуан Дасье занимал должность резчика штемпелей при Королевском монетном дворе в Лондоне уже 16 лет. За это время он стал известен как создатель серии медалей знаменитых людей, живших в Англии, и автор других замечательных работ.

Мотивы приезда Ж.-А. Дасье в Россию не совсем укладываются в рамки привычных представлений о причинах поступления на государеву службу иноземных мастеров. Иностранцев влекла в заснеженную страну, в первую очередь, материальная сторона дела. Не секрет, что зарубежные специалисты получали жалованье, во много раз превышающее оплату русских мастеров, находящихся на тех же должностях. В контракте, заключенном другим зарубежным медальером в 1747 г. Б. Скоттом, было указано, «что он получит от Монетной Канцелярии Ее Императорского Величества жалованья на каждый год... по 500 руб... да на квартиру на каждый год по 100 руб...» Русскому штемпельного дела мастеру полагалось 70 рублей. Ж.-А. Дасье предусматривалась оплата 2500 рублей в год. Деньги для того времени не малые. Однако маловероятно, что даже такие материальные блага завлекли прославленного медальера в Россию. К тому времени он давно уже был состоявшимся богатым человеком. Его семья во главе с престарелым отцом, знаменитым Жаном Дасье, имела у себя на родине в Швейцарии, в Женеве, собственную мастерскую, которая была оборудована по последнему слову техники. Мастерская выполняла крупные и престижные заказы, в том числе королевских дворов Франции и Англии. Так что материальная сторона должна была мало волновать знаменитого художника.

Более развернутая информация о жизни и деятельности медальера представлена в работе Е.С. Щукиной «Жак Антуан Дасье и медальерное искусство России».

Об истинных причинах приезда Ж.-А. Дасье в Россию, видимо, мы никогда не узнаем. Остается только предположить, что его влекла романтика далекой и непонятной для европейца страны. Во всяком случае, налет романтизма можно обнаружить в его российских работах, и в первую очередь на монетах Елизаветы Петровны.

На монетном кружке Дасье изобразил красивую женщину с утонченными и привлекательными чертами лица. Портрет, лишенный орденской ленты и звезды, пленяет изяществом форм. Легкое, напоминающее римскую одежду платье и кокетливая, совсем не императорская корона дополняют композицию.

К сожалению, портрет не получил широкую дорогу в жизнь. Г. Данн (Georg С. Dunn) предполагает, что причина связана с высоким рельефом изображения, который подвержен быстрому износу в процессе обращения. Тот же автор выдвигает гипотезу о «шовинистических» истоках прекращения чеканки рубля Дасье — мол, русские монетчики таким путем перекрыли дорогу иностранному медальеру. Истинная же причина поспешной смены монетного типа неясна. Скорее всего, она связана с чисто субъективными факторами. Якобы виною тому уши, реалистически отраженные Дасье на портрете. Легенда гласит, что Елизавета стеснялась своих больших ушей, поэтому художники тщательно маскировали их под прической. Я. Штелин полагал, что императрице не понравились «смело развевающиеся локоны как на медали так и на двух ходячих монетах», в то время как императрица «имела обыкновение являться во всем своем наряде тщательно убранной и изысканно красивой». Дасье же сотворил реалистическое изображение императрицы, отчего вызвал высочайшее неудовольствие. Как бы там ни реагировала августейшая особа, Дасье создал великолепный образец миниатюры, по своим художественноэстетическим характеристикам далеко опережающий время.

 

Ж.-А. Дасье, 10 рублей Елизаветы Петровны, 1757 г.

Рисунок 2. Ж.-А. Дасье, 10 рублей Елизаветы Петровны, 1757 г. Золото. 15,16 мм

 

Портрет, исполненный Дасье, чеканился на золотой монете достоинством в 10 рублей (рис. 2) и на серебряных рублевиках (рис. 3—5). Великий князь Георгий Михайлович в «Корпусе русских монет» приводит два варианта рублевых штемпелей работы Дасье.

 

Ж.-А. Дасье. Рубли Елизаветы Петровны, 1757 г.

Рисунок 3. Ж.-А. Дасье. Рубли Елизаветы Петровны, 1757 г. А - с дефектом у литеры «Б», в каталоге ГМ № 301. Без знака минцмейстера. В - с дефектом у литеры «Е», в каталоге ГМ № 300

 

В последующие годы были обнаружены неизвестные ранее разновидности штемпелей. Так, Р. Зандер описывает уже четыре известных ему варианта рублей с портретной стороной работы прославленного мастера. В.В. Биткин также свидетельствует о существовании четырех штемпелей, выполненных Дасье. Любопытно, что два последних автора иллюстрируют свои работы рисунками, которые отличаются друг от друга изображением одного рублевика.

Таким образом, можно констатировать, что к настоящему времени известны пять вариантов портретной стороны рубля Дасье. Монетные оттиски лицевой стороны различаются не только характером расположения легенды по отношению к фрагментам портрета, но и рисунком деталей изображения.

Любители экзотики и последователи Р. Зандера, склонные рассматривать некоторые дефекты на рабочей поверхности штемпелей в качестве тайных знаков, могут дополнить перечень таковых постоянным дефектом на аверсе рублей, воспроизведенных на рис. 4.

 

Ж.-А. Дасье. Рубли Елизаветы Петровны, 1757 г.

Рисунок 4. Ж.-А. Дасье. Рубли Елизаветы Петровны, 1757 г., не вошедшие в каталог ГМ. А - с дефектом у литеры «В» в слове ВСЕРОС; В - с дефектом над литерами «ЕЛ»; С - с «открытой» «О» в слове ВСЕРОС

 

Попытка объявить упомянутые дефекты на штемпелях работы Дасье тайными знаками носит скорее романтический, чем объективный характер. Вместе с тем причины, согласно которым прославленный художник якобы метил свои произведения, могут получить неожиданное объяснение. Дело в том, что Дасье приехал в Россию не один, а в сопровождении. В контракте значится, что одновременно с Дасье принимается на службу ученик. В.В.Уздеников называет его имя — Андреас Кавелар. Сразу возникают вопросы. Казалось бы, с какой стати на службу российского престола, даже вкупе с известным медальером, берется иностранный ученик, который, как это принято, по окончании обучения уйдет от учителя в «свободное плавание» и, скорее всего, покинет пределы Государства Российского? Далее, где это видано, чтобы государство оплачивало на уровне иностранных мастеров (оклад соответствовал зарплате Скотта!) стоимость обучения иноземных учеников? Ответ на эти вопросы, по меньшей мере, прост: сопровождающий Дасье гражданин был, по существу, помощником мастера по ремеслу, «который, — как это заявлено в контракте, — уже для вспоможения ему и скорейшего произвождения монетного дела». Дасье, как созидательная личность, творил, создавал инструмент, по форме которого изготавливались штемпеля (или рабочие маточники), а помощник дорабатывал второстепенные детали рельефа или копировал созданный Дасье шедевр. Между тем автору хотелось бы иметь собственное творение, не тронутое стараниями копииста. Для этого был отработан прием: свою непосредственную работу над штемпелем автор метил каким-либо знаком. Творец был заслуженно честолюбив. Известен феномен, когда создатель живописного полотна при выборе двух творений с испытательской целью определить авторство — один из них был оригиналом, другой копией — указывал на копию. С внедрением в технологию маточников применительно к монетам это было сделать вполне возможно. Опытный и щепетильный в своей профессии, мастер осуществил сам или обязал помощника обеспечить объективную маркировку штемпелей его рук творения.

Опыт привлечения ученика к работе в рамках контракта с российским монетным двором не нов. Гедлингер с успехом уже использовал такую привилегию — иностранные мастера умели организовать для себя комфортные условия не только быта, но и работы. Хорошо зная монетное производство, Дасье решил обезопасить свое творение особой меткой. Помощник задание выполнил беспрекословно, однако, маркируя копии еще и другими отметинами, попутно обеспечил целый ряд догадок на многие десятилетия вперед. Находящийся в тени, по-своему талантливый копиист искусно резал штемпеля по образу и подобию образца своего учителя для осуществления регулярной чеканки государственной монеты.

Можно полагать, что среди известных вариантов портретных штемпелей существует один — особый, который объективно отличается от других и принадлежит руке Дасье. Нельзя исключить, что это разновидность штемпеля, изображенная на рис. ЗА и оцененная ГМ в «Корпусе русских монет» как «очень редкая» монета. Почему выбор остановился на этом экземпляре? Во-первых, как уже отмечено, вариант встречается очень редко. Дасье создал оригинальный тип портрета, вырезав один штемпель. Далее предоставлялось слово копиистам. Во-вторых, монета не имеет знака минцмейстера. Следовательно, сделанный штемпель не предназначался для рутинного производства, а служил инструментом для пробных оттисков. В 1757 г. все рублевые монеты регулярной чеканки имели знаки минцмейстера. В-третьих, композиционная организация изображения аверса на указанной монете отличается аккуратностью даже в деталях. В частности, круговая надпись не наползает на портрет, что свидетельствует о культуре работы резчика. Маловероятно, чтобы всемирно известный медальер позволил себе пренебречь такими второстепенными, но заметными деталями.

Мысль о том, что данный рублевик является образцовым и принадлежит резцу самого Ж. Дасье ранее высказывалась Г. Даном. В качестве одного из доказательств автор приводит фотографию из Смитсоновского собрания, на которой изображен рубль Елизаветы Петровны, стороны которого идентичны таковым у изучаемой монеты. Особенностью экземпляра является наличие отверстия, которое пробивалось согласно правилам Монетного двора на пробных образцах, получивших высочайшее одобрение к массовой чеканке. Через отверстие пропускался шнур, концы которого скреплялись сургучной печатью, после чего монета сдавалась на хранение в архив. Видимо, такую процедуру прошел рублевик с отверстием.

Здесь логично напомнить, что к 1757 г. на российских монетных дворах давно сформировалась технология чеканки с маточником (или матрицей). Таким образом, достигалась возможность чеканить монеты без изменений изображения даже после износа штемпеля.

Однако данная технология имела еще один существенный этап, который, вероятнее всего, осуществлялся помощниками. Дело в том, что после изготовления штемпеля с помощью маточника этот штемпель дорабатывался. Вносились мелкие исправления и, самое главное, пуансонами наносились легенда, знаки монетного двора и нередко даже отдельные элементы портрета, например корона на голове модели. Этот этап в большей своей части и обеспечивал появление вариантов штемпелей, поскольку идеально расположить круговую надпись или знаки монетного двора по отношению к портретной части при работе с пуансонами — задача не такая уж простая. Таким образом, представляется, что известным к настоящему времени пяти портретным штемпельным разновидностям рубля типа Дасье мы обязаны Андреасу Кавелару.

Гипотетическая реконструкция событий позволяет предположить следующие этапы. Как и положено мастеру, Дасье изучает придворные портреты и, вполне вероятно, знакомится с персонажем лично. Для передачи внутреннего мира портретируемого художнику было важно пообщаться с героиней. Проникнутый аурой Елизаветы, Дасье под впечатлением знакомства создает портрет, который великолепен по художественному замыслу и рассчитан на творческую образованность заказчика. Однако Дасье терпит фиаско. Субъективное восприятие портрета Елизаветой главенствует над аспектами художественными. Императрица портрет не одобряет. Дасье, который, согласно контракту, должен был проработать на монетном дворе 2 года, желает сократить время пребывания в России и отбыть на родину.

Ускорить возвращение медальера заставили и объективные факторы. «Большая предрасположенность к чахотке, которую мосье Дасье привез с собой в Петербург, начала заметно увеличиваться во время его пребывания здесь. ...Наконец, он впал в тяжелую болезнь. ...Эти обстоятельства умножили его стремление вновь вернуться в Англию или, как он предполагал, во Францию. Осенью 1758 года он сел на английский корабль, но доплыл только до Копенгагена, где умер от сильного кровотечения из легких».

Рубль работы Дасье замечателен также тем, что оборотную сторону резал сам автор. Варианты реверса отличаются друг от друга незначительны ми деталями. Орловая сторона рубля (рис. ЗА), обозначенная ГМ как «очень редкая монета», как уже указывалось, не имеет знаков минцмейстера. Реверсы некоторых экземпляров (рис. ЗВ и 4А) тождественны. На одном из аукционов на торги был выставлен рубль с неопубликованной ранее оборотной стороной (рис. 5), но известным аверсом.

 

Ж.-А. Дасье. Рубль Елизаветы Петровны, 1757 г.

Рисунок 5. Ж.-А. Дасье. Рубль Елизаветы Петровны, 1757 г. Аверс идентичен лицевой стороне рубля А на рис. 4. Реверс в нумизматических каталогах не опубликован

 

Штемпель оборотной стороны отличается от остальных, представленных на рис. 3 и 4, деталями изображения и соотношением орла со словами круговой надписи. Легче всего обнаружить отличия, если сравнить расположение креста на державе по отношению к букве «Н » в слове МОНЕТА. Примечательно, что монета не имеет знака минцмейстера.

Таким образом, с учетом указанного варианта оборотной стороны можно констатировать, что к настоящему времени известны шесть разновидностей рублевиков с портретом работы Ж.-А. Дасье, что следует принимать во внимание при каталогизации монет прославленного медальера.

Участие в медальерной работе помощника Андреаса Кавелара позволяет предположить, что будут обнаружены неопубликованные штемпельные прижизненные варианты монет и медалей, созданные талантливым мастером Ж.-А. Дасье и сохраненные в виде копий, сделанных его верным последователем.

Теперь обратимся к рублевику, изображенному на рис. 4С, который на первый взгляд лишен каких-либо заметных дефектов. Вместе с тем при изучении круговой надписи обнаруживаются изъяны в начертании двух последних букв в слове ВСЕРОС. У литеры «О» редуцирована верхняя часть, а у «С» — нижний фрагмент. Конечно, такие дефекты проще всего объяснить «непрочеканом», но существуют и другие мнения. Р.В. Жулиан предполагает, что таким способом на монетном дворе метили штемпеля с целью предупреждения краж работниками, занятыми на монетном переделе (рис. 5). Автор указывает на «открытую» (термин Жулиана) цифру 8 в дате, которая, по его мнению, является специальным маркером определенного штемпеля. Экстраполируя наблюдения Р.В. Жулиана на рублевик, приведенный на рисунке 4С, можно предполагать, что «открытая» О и дефектная С также не являются случайными, а предназначены для целенаправленной штемпельной маркировки.

Пресловутые тайные знаки на рублевиках работы Дасье налагают некий мистический отпечаток на личность выдающегося мастера. Перед отъездом из России Дасье оставил еще одну загадку, решить которую, скорее всего, не удастся никогда.

22 января 1758 г. в кабинет императрицы направляется «Рапорт из Монетной Канцелярии... — О предоставлении Монетною Канцелярею рублевика, выбитого штемпелем, вырезанным вновь медальером Дасье».

Из «Рапорта...» мы узнаем о том, что Дасье создал новый (курсив) штемпель рублевика вместо отвергнутого варианта. Медальеру Дасье согласно упомянутому документу было поручено вырезать «вновь штемпеля в портрете Ее Императорского Величества и в сборе и в одежде» (курсив), взяв за основу рубль 1755 г.

Вспомним, что в 1754 и в 1755 гг. в качестве государственной монеты чеканились рублевики, созданные Б. Скоттом. Трудно описать чувства признанного в Европе художника, которому вменили в обязанность создать новый штемпель, отвечающий всем меркантильным амбициям Елизаветы, и который согласно ее пожеланиям должен был руководствоваться весьма посредственным портретом, созданным Скоттом.

Связанный обязательствами контракта, Дасье создает новый вариант рублевика, на котором императрица изображена во всем великолепии ее регалий. Документ далее свидетельствует, что был сделан пробный образец, который был передан в Монетную канцелярию. На этом следы нового образца рублевой монеты, сделанного Дасье, теряются. Однако остается документированный факт: Дасье создал «штемпель вновь вырезан, на которой напечатанную для поднесения к апробации Ея Императорскому Величеству рублевую монету во оный Кабинет, при сем Монетная Канцелярия прилагается».

Таким образом, следуя логике доступных публикаций, тайные знаки Дасье дополняются егце и таинственным рублевиком, представленным в высочайшие инстанции на утверждение. Куда запропастилась монета, созданная знаменитым медальером и преподнесенная российской императрице? Не слишком ли много неизвестного в российской одиссее Дасье?

Если вынести за скобки весь романтический ореол вокруг тайных знаков, то можно прийти к банальному предположению, объясняющему природу исследуемых артефактов. Дело в том, что непонятные дефекты в оформлении аверса и реверса обнаружены и на других металлических деньгах. Практически следом за выходом в свет рублевиков Дасье стали чеканиться монеты того же номинала с портретом императрицы, разработанным Тимофеем Ивановым. На этих рублях также были обнаружены особые метки. Последние, по мнению авторов, изложенного в Журнале Русского Нумизматического общества материала, представляют собой преднамеренно допущенные искажения в буквенных или цифровых литерах в надписях лицевой или оборотной стороны (рис. 6). Уважаемые авторы предполагают, что таким образом минцмейстеры могли отслеживать даже отдельные экземпляры монет и точно устанавливать дату их чеканки. Исследователи полагают, что такой метод позволял минцмейстерам увязывать чеканку определенных экземпляров с конкретными рабочими и таким образом предотвращать хищение с монетного двора готовой продукции.

 

Рубль Елизаветы Петровны. Портрет работы Т. Иванова

Рисунок 6. Рубль Елизаветы Петровны. Портрет работы Т. Иванова. На оборотной стороне "открытая" 8 в дате. Рисунок из работы Р.В. Жулиана

 

Возможно, Дасье столкнулся с реалиями российского монетного передела и обучил монетчиков нехитрому приему контроля за персоналом, непосредственно обеспечивающим производственный процесс.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г. 

Автор: Юрий Петрунин