Гербовый орел Бенжамена Скотта

Гербовый орел Бенжамена Скотта

Появление на российском монетном дворе XVIII века нового иностранного медальера, как правило, знаменовалось чеканкой монет нового образца. Так было с приходом И.К. Гедлингера, так было и с появлением в монетном деле прославленного Ж.-А. Дасье. Это понятно, поскольку приглашенный мастер хотел или был обязан показать, на что он способен. Совсем не так дебютировала творческая деятельность у шотландского медальера Бенжамена Скотта.

Заключенный 12 декабря 1747 г. контракт между ним и Монетной канцелярией предусматривал четырехлетнюю службу Скотта на Московском монетном дворе. Однако монеты с его подписью «BS» и характерным портретом императрицы Елизаветы Петровны можно обнаружить только спустя 7 лет, начиная с 1754 г. С чем связана такая запоздалая творческая активность, не совсем ясно. Можно предположить, что Елизавета решила поменять довольно унылый и наскучивший портрет на монетах, выпускавшихся без малого 15 лет. Видимо, из этого решения проистекает целый каскад новых образцов монет, связанных с именами Ж.-А. Дасье, Т. Иванова и С. Юдина, которые вместе с работой Б. Скотта увидели свет в течение короткого времени.

 

Неизвестный художник. Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Рисунок 1. Неизвестный художник. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. Вторая половина XVIII в.

 

Выполненный Скоттом портрет можно увидеть на золотых монетах 1755—1759 гг. достоинством в 20, 10 и 5 рублей, на рублевиках 1754—1757 гг., полтинах 1755—1761 гг. и на некоторых пробных экземплярах. Наиболее удобны и демонстративны для изучения рублевые монеты, которые по своим размерам приближаются к медалям.

 

Рубль Елизаветы Петровны

Рисунок 2. Рубль Елизаветы Петровны, СПБ. Портретная сторона выполнена Б. Скоттом. Оборотная сторона: А - орел образца 1741 — 1754 гг.; В - орел предположительно работы Б. Скотта; С - орел работы Ж.-А. Дасье

 

Итак, Скотт создает собственный тип портрета Елизаветы на монетах (рис. 2). Изображение императрицы вызывает противоречивые чувства: с одной стороны, запечатлено маловыразительное, по-детски пухленькое личико венценосной особы, с другой — в подчеркнуто-миниатюрном профиле зафиксирован объект малой пластики тонкой кропотливой работы, не терпящей грубых ошибок. Не вдаваясь в оценку художественно-эстетического уровня портрета, констатируем факт того обстоятельства, что исполненное Б. Скоттом изображение Елизаветы оригинально и несет на себе отпечаток авторского видения портретируемого персонажа. Создавая новый штемпель лицевой стороны монеты, уважающий себя медальер вырезывает и новый штемпель оборотной. Упоминавшиеся уже Гедлингер и Дасье вошли в анналы российской нумизматики благодаря, помимо прочего, созданной ими новой художественной трактовке гербового двуглавого орла. А вот был ли орел Скотта? Попробуем ответить на этот вопрос.

В.В. Уздеников в свой работе, посвященной изучению геральдического оформления российских монет 1700—1917 гг., указывает: «...в 1741 г. его (орла) сменил орел неизвестного автора (рис. 2А) с другим рисунком оперения и видоизмененным германским щитом новой конфигурации. Такой орел изображался на рублях до 1758 г., на полтинах — до 1763 г. и на полуполтинниках — до 1775 г.» Далее В.В. Уздеников свидетельствует о появлении гербового орла типа Дасье. Какиелибо упоминания или намеки о гербовом орле, изготовленном Скоттом, отсутствуют.

Однако орел Скотта, по всей видимости, существует. В 1754 г. на реверсе рублевиков с портретом работы Скотта, выпущенных на Санкт-Петербургском монетном дворе, появился орел с признаками модификации (рис. 2В). При беглом поверхностном взгляде изменений можно не заметить. Тем не менее они следующие:

— локтевой сгиб крыла срезан и, таким образом, лишился острого угла, при этом длина верхнего контурного пера осталась прежней, что в совокупности увеличило относительный размах крыльев;

— верхнее контурное перо приобрело отчетливый изгиб;

— изменилась конфигурация гербового щита, в частности, появилась дополнительная центральная волна в верней его части;

— центральная корона стала меньше и приобрела «башенную» форму, в ее «околышке» стали гравироваться три, а не пять самоцветов; исчез «зияющий» обрез короны, который стал заметно уже;

— головы орла слегка приподнялись;

— стороны орла несимметричны, что свидетельствует о том, что изображение резалось вручную.

При желании можно обнаружить и другие отличия. В целом орел стал более изящным и динамичным.

Модифицированный гербовый орел регистрируется на монетах с портретом работы Скотта. Вместе с тем портретная сторона «скоттовского» рублевика встречается и в сочетании с обычным типом орла образца 1741 г. (рис. 2А). В этом нет ничего необычного, такая практика существовала при рутинном регулярном чекане монет. Не являются также особой редкостью варианты, когда портретный штемпель Скотта эксплуатировался вкупе со штемпелем, орел которого был создан Дасье (рис. 2С).

С прекращением чеканки монет с портретом работы Скотта исчез и гербовый орел с описанными особенностями.

В то же самое время на Московском (Красном) монетном дворе гербовый орел практически не претерпел изменений. Хотя элементы незначительной коррекции можно отметить. В частности, изменилась форма короны, которая стала похожа на ту, которую стал чеканить монетный двор в Санкт-Петербурге. Небольшие изменения коснулись и формы щита на груди у орла. Контуры и рисунок самого орла изменений не претерпели (рис. 3).

 

Рубль Елизаветы Петровны

Рисунок 3. Рубль Елизаветы Петровны, ММД. Портрет образца 1742—1758 гг. А - орел образца 1742 — 1754 гг., В - орел образца 1754 —1758 г.

 

Таким образом, можно предположить, что в 1754 г. Бенжаменом Скоттом был изготовлен и предложен комплект штемпелей для чеканки монет с новым типом лицевой и оборотной сторон. Это обстоятельство может служить дополнительной пищей для размышления о творческом диапазоне медальера, который не менее 10 лет жизни отдал на благо отечественного монетного производства.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Елизаветы I". 2012 г. 

Автор: Юрий Петрунин