О литерах «В.К.» на рублевике 1775 года

О литерах «В.К.» на рублевике 1775 года

Д.Г. Левицкий. Портрет Екатерины II

Рисунок 1. Д.Г. Левицкий. Портрет Екатерины II. 1782 г. Холст. Масло

 

Собирателям российских монет императорского периода хорошо известен рублевик Екатерины II, изготовленный на Московском Красном монетном дворе в 1775 г. с буквами «В.К.» в обрезе рукава на портрете (рис. 2). Монеты с указанной аббревиатурой практически всегда имеют выраженные признаки длительного обращения. Однако это не мешает легко определить, что изображение императрицы соответствует так называемому «грубому чекану». Действительно, контуры головы очерчены грубой ломаной линией, черты лица заострены и как будто высечены из камня. Пластика маловыразительна и несовершенна. В целом портрет больше напоминает ученическую работу, а не законченный труд мастера-профессионала.

 

Рубль Екатерины II, 1775 г.

Рисунок 2. Рубль Екатерины II, 1775 г. ММД. В обрезе рукава «ВК». Серебро, 39 мм

 

Принято считать, что инициалы «В.К.» принадлежат «штемпельного дела мастеру» Василию Климову (или Климентову). В каталоге Георгия Михайловича читаем: «Буквы в рукаве означают начальные буквы медальера Василия Климентова или Климова». Известный русский коллекционер и признанный знаток отечественного медальерного искусства А.А. Стахович (1884—1959) также убежден, что подпись принадлежит Василию Климову. Менее категоричен В.В. Уздеников: «Литеры «ВК», проставленные на аверсе одной из разновидностей рубля 1775 г., предположительно принадлежат медальеру Василию Климентову». Осторожен в оценках и В.П. Рзаев: буквы «ВК» — это «по преобладающей версии — знак Василия Климентова». Как видим, мнения исследователей разделились.

Упомянутая аббревиатура регистрируется всего лишь на одной штемпельной разновидности. На других монетах инициалы «В.К.» не обнаружены. Опыт отечественной нумизматики показывает, что иногда бывает достаточно единственного экземпляра с подписью, чтобы расшифровать авторство целого ряда штемпелей. Так, например, случилось с аббревиатурой «В» на рублевике Анны Иоанновны 1734 г., на котором выбит портрет с характерным профилем (называемом на сленге коллекционеров «цыганочкой») (рис. 3). Исследования Е.С. Щукиной позволили установить имя резчика — Иван Васильев. Иконографическое сходство портрета с подобным изображением императрицы на других монетах дало основание предполагать, что лицевую сторону этих рублевиков резал именно данный автор.

 

Лицевая сторона рубля Анны Иоанновны, 1734 г.

Рисунок 3. Лицевая сторона рубля Анны Иоанновны, 1734 г. На передней ленте наплечника буква «В»

 

Менталитет нумизматов описанную логику экстраполировал и на группу рублевых монет с портретом «грубого чекана», выпущенных Московским Красным монетным двором в 1775 году. В результате многие собиратели ассоциируют «грубые» портреты с именем Василия Климова. Р. Зандер утверждает: «Кроме Иванова, единственным, кто сделал штемпель с портретом для рубля, был Василий Климов. Портрет Екатерины его работы мы находим на редких московских рублях 1770 г. и 1775 г. Уровень его работы ниже, чем Иванова». Вопрос о том, насколько такая уверенность корректна, требует отдельного рассмотрения.

В монографии Е.С. Щукиной читаем: «Климов (или Климентов) Василий (отчество и год рождения неизвестны — 1782). Резчик Московского Монетного двора. Начал работать в 1736 г. С 1749 г. резного дела ученик, в 50-х гг. стал медальерным мастером. Автор двух ретроспективных медалей — в память восшествия на престол Петра I и в память основания флота, созданных в конце 1750-х гг. по проектам Я. Штелина и М.В. Ломоносова. Подпись В. Климентова стоит на лицевой стороне одной из коронационных медалей Елизаветы».

Итак, из краткой характеристики следует, что медальерным мастером В. Климов числился уже с 1750-х годов. Получить чин медальера при монетном дворе было не просто. Следовало многому научиться и в итоге продемонстрировать самостоятельное умение резать штемпеля. И в этом деле В. Климов преуспел. Медали, вышедшие из-под его резца, представлены на рис. 4 — 6. Иллюстрации демонстрируют, что В. Климов был хорошим рисовальщиком, обладал природным чувством пластики и, несомненно, вооружен техническими приемами профессионального резчика штемпелей. Возникает вопрос: какая необходимость заставила В. Климова на портрете, выполненном на весьма посредственном уровне, проставить свои инициалы? Ответа на этот вопрос нет. Можно, конечно, предположить, что монетный штемпель был изготовлен по распоряжению руководства или вырезан по собственной инициативе, но тогда следовало бы ожидать от медальера более старательного и ответственного подхода к работе.

 

Медаль в память открытия мореплавания на Балтике в 1703 г.

Рисунок 4. В. Климов. Копия. Медаль в память открытия мореплавания на Балтике в 1703 г. Олово. 47 мм. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Из коллекции А.А. Стаховича

 

Медаль в память взятия Ниеншанца 1 мая 1703 г.

Рисунок 5. В. Климов. Копия. Медаль в память взятия Ниеншанца 1 мая 1703 г. Серебро. 47.3 мм. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Из коллекции А.А. Стаховича

 

Медаль на коронацию Екатерины I 16 мая 1724 г.

Рисунок 6. В. Климов. Копия. Медаль на коронацию Екатерины I 16 мая 1724 г. Серебро. 46 мм. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Из коллекции А.А. Стаховича

 

Если все-таки допустить, что штемпель исследуемой монеты в 1775 г. сделал В. Климов, то возникает вопрос, почему другие разновидности монет, датированные этим же годом и выполненные в той же грубой манере, не отмечены монограммой резчика? (рис 7).

 

Рубль Екатерины II, 1775 г.

Рисунок 7. Рубль Екатерины II, 1775 г. ММД. Портрет «грубого чекана». Серебро. 39 мм

 

Как известно, в 1762 г. в помощь петербуржским резчикам из Москвы В. Климов был командирован «для коронации Ея Императорского Величества золотых и серебряных медалей и жетонов делано быть имеет великое число, да и сверх того печатание серебряной монеты с портретом Ея Императорского Величества установить надобно...» Контекст документа свидетельствует, что В. Климова планировали использовать в качестве квалифицированного специалиста, доверив ему гравировку портрета императрицы на медалях и монетах. Среди последних не найти изображения Екатерины II «грубого чекана». Оттиски монетных штемпелей, изготовленных Климовым, органично встраивались в один ряд с работами того же Т. Иванова. Вывод очевиден: В. Климов успешно резал штемпеля государственной монеты в рамках принятых стандартов. Спрашивается, что заставило Климова (если это был он) — профессионального резчика спустя много лет по возвращении в Москву приступить к изготовлению слабых по рисунку и пластике «грубых» портретов императрицы? Вновь ответа не последует.

Работа медальера в Москве сопряжена с еще одной загадкой. Отчетные данные по чеканке рублевиков со знаком ММД начиная с 1771 г. свидетельствуют о практическом сворачивании их производства. Приведенные В.В. Уздениковым сведения по тиражам выпусков рублевиков с 1771 по 1776 г. автор снабжает ремаркой: «по имеющимся сведениям, в данном году чеканка монет данного номинала производилась в значительном объеме (например, в количестве 1640 экз.), в действительности же такие монеты либо не существуют, либо известны их единичные экземпляры». Великий князь Георгий Михайлович в этой связи приводит любопытный документ от 16 ноября 1775 г. «О присылки из Москвы на Санкт-Петербургский монетный двор печатного стана для тиснения рублевой монеты». В документе говорится, что на Петербургском монетном дворе вышел из строя печатный стан для чеканки рублевой монеты. «А как Монетному Департаменту известно, что таковой печатный стан при Московском монетном дворе в наличии имеется, а тиснение денег тамо не бывает, следовательно и остается он праздным...» Далее следует указание прислать его на Петербургский монетный двор «первым зимним путем».

Таким образом, столичные власти пребывают в уверенности, что чеканка рублевой монеты в Москве не производится, однако на самом деле рублевики, датированные 1775 годом, со знаком ММД, пусть в малых объемах, но выходят из-под печатного стана и поступают в обращение, некоторые экземпляры — с буквами «ВК». Следует очередной вопрос: как такое могло случиться, чтобы на государственном монетном дворе чеканилась государственная монета, на ней набивались инициалы находящегося на государственной службе медальера, а высшие государственные структуры об этом не ведали?

Не слишком ли много загадок порождает монограмма «ВК»?

Кстати, в упомянутой выше работе В.В. Уздеников рассматривает литеры «ВК» в одном блоке с другими знаками, принадлежащими неизвестным резчикам штемпелей:

«3» — на одной из разновидностей червонца 1714 г.;

«М» — на некоторых разновидностях полтины 1718 г.;

«К» — на некоторых рублях 1720 и 1721 гг.

Видимо, уважаемый автор тоже задавался вопросом о происхождении литер «ВК».

Настоящая работа носит проблемный характер и свидетельствует о недостаточной изученности знака «ВК» на московском рублевике Екатерины II, датированном 1775 годом. Анализ обобщенных данных не позволяет ответить на многие возникающие вопросы, а наоборот — их преумножает, оставляя возможность нумизматам-энтузиастам расшифровать ответы в будущих исследованиях.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины II". 2014 г. 

Автор: Юрий Петрунин