Главная / Библиотека / Статьи / Портреты на монетах Екатерины II с позиций иконографии и иконологии

Портреты на монетах Екатерины II с позиций иконографии и иконологии

Портреты на монетах Екатерины II с позиций иконографии и иконологии

28 июня 1762 года свершился государственный переворот, в ходе которого Петр III был умерщвлен, а Екатерина Алексеевна провозглашена императрицей. До коронации (22 сентября 1762 г.) оставалось не так много времени, но монетчики решили опередить события и к торжественной церемонии изготовить монеты с портретом новой правительницы.

Выходит Указ Монетной Канцелярии, в котором говорится: «Сего 1762 года июля 23 дня, определением Монетной канцелярии велено: медальерным мастерам Самойле Юдину и Тимофею Иванову рублевые, полтинные, империальные и полуимпериальные контр-пунцоны заготовя, с крайним поспешанием, для отправления на Московский монетный двор...»

Помимо прочего документ любопытен со следующей точки зрения. На Петербургском монетном дворе трудились два ведущих специалиста — С. Юдин и Т. Иванов, числившихся согласно упомянутому документу на должностях одного ранга — «медальерными мастерами». Отношение к обоим со стороны руководства, похоже, было одинаковым, недаром в рассматриваемом, да и в других документах имена резчиков идут в одной связке, причем имя Юдина всегда пишется первым. Возникает закономерный вопрос: почему на подавляющем большинстве монет с портретом Екатерины II ставится аббревиатура «.Т.I.» (с 1772 иногда «Т.И.») — Тимофей Иванов, но ни на одной монете не найти монограмму Юдина?

 

Портрет Екатерины II перед зеркалом

Рисунок 1. Вигилиус Эрикеен. Портрет Екатерины II перед зеркалом. Между 1762 и 1764 гг.

 

Подпись С. Юдина встречается лишь на червонце 1757 г. и двух пробных рублевиках: Елизаветы Петровны и Петра III. И это при том, что медальер проработал на монетном дворе не менее 35 лет! Эта загадка российской нумизматики не расшифрована. Подписанные Юдиным работы отличаются авторским почерком, профессиональны в исполнении, характеризуются изящной, даже лиричной пластикой и оригинальным рисунком с мягкими очертаниями абриса (рис. 2). Однако они не нравились Якобу Штелину. Последний в своих известных «Записях...»» так ернически оценивает профессиональные качества медальера: «Мосье Лорен (французский художник, специализировавшийся на исторической и плафонной живописи, преподавал в Академии трех знатнейших искусств с 1758 по 1760 г.) нарисовал тушью портрет Ее величества en buste для медальона и рубля. Он очень мило удался в профиль, но даже контур не имеет сходства. Подмастерье Юдин на Монетном дворе резал его на штемпелях почти до изнеможения и слепоты и все же не добился ничего, кроме того, что было в рисунке». Очевидно, речь идет о рублевике, воспроизведенном на рис. 2А.

 

Пробные рубли Елизаветы и Петра III

Рисунок 2. С. Юдин. А — пробный рубль Елизаветы Петровны, 1758 г.; В — пробный рубль Петра III, 1762 г.

 

Я. Штелин в ту пору являлся непререкаемым авторитетом при дворе в области искусствознания, громогласно заявившим о подготовке амбициозного проекта, — написании «Истории всех художеств» российского государства.

Справедливости ради надо отметить весьма скептическое отношение Штелина и к творческим возможностям Т. Иванова, впрочем, как и ко всему русскому. Вместе с тем по отношению к Т. Иванову он был настроен более лояльно. Возможно, не без влияния Штелина пробные работы Иванова получали высочайшее одобрение. Остается предполагать, что при номинальном равенстве Т. Иванов признавался фактически неформальным лидером среди русских медальеров и удостоился чести выбивать свои инициалы на продукции монетного передела. Вот и на этот раз с восшествием на престол Екатерины II ее монеты приобрели автора — в обрезе рукава на портретах императрицы начертана монограмма T.I.

Неожиданное воцарение Екатерины Алексеевны вызвало переполох в среде монетчиков. Вот строчки из «Записок...» Штелина: «С началом правления Ее величества императрицы Екатерины Второй вновь спешно были заняты все, кто только мог резать штемпели, чтобы изготовить новые монеты с погрудным портретом императрицы, а также коронационную медаль. Кроме вышеупомянутых мастеров и подмастерьев (С. Юдин и Т. Иванов), оба брата Граюхиных (Федор и Василий Краюхины) из Академии [наук] также получили заказ вырезать по особому штемпелю». В срочном порядке из Москвы командируются мастер Василий Климов и подмастерье Михаил Никитин «для коронации Ее Императорского Величества золотых и серебряных медалей и жетонов делано быть имеет великое число, да и сверх того печатание серебряной монеты портретом Ея Императорского Величества установить надобно...» Последний факт отметим особо — к нему мы вернемся позднее. Предпринимаются практические шаги для привлечения к работе на монетных дворах «колодников, умеющих резать штемпели».

Итак, в 1762 г. на Московском Красном и Петербургском монетных дворах печатные станы включились в работу — на свет появились монеты регулярной чеканки с портретом молодой императрицы (рис. 3, 4, 5, 11).

 

Десять рублей Екатерины II, 1762 г.

Рисунок 3. Десять рублей Екатерины II, 1762 г. ММД. Золото. 33 мм

 

Пять рублей Екатерины II, 1763 г.

Рисунок 4. Пять рублей Екатерины II, 1763 г. ММД. Золото. 25 мм

 

Полтина Екатерины II, 1764 г.

Рисунок 5. Полтина Екатерины II, 1764 г. СПБ. Серебро. 34 мм

 

Среди нумизматов принято различать четыре монетных типа рублевиков Екатерины II. Для первого характерен портрет «с кружевной лентой на шее». Изображения императрицы на монетах по сравнению с портретами Елизаветы Петровны более просты по форме (рис. 6). Уже нет ослепительного блеска роскоши на перегруженном украшениями платье, ушло чувственное восприятие тела портретируемой, исчезли элегантно изогнутые линии полуобнаженных плеч и бюста, которые во всей красе наблюдаются на елизаветинских рублевиках. На примере монет двух императриц хорошо прослеживается смена стилей. От пышного барокко времен Елизаветы Петровны наметился переход к более простым формам. Вместе с тем эти формы обладают рафинированной утонченностью. Исчез избыток складок мантии, пышные каскады волос сменились более строгой прической; завитки волос не бросаются в глаза, появились линии нового стиля — более сдержанные, но тем не менее изысканные. В решении портрета Екатерины распознаются черты стиля Людовика XVI, который стал покорять Европу начиная с 1760 года.

 

Лицевая сторона рублей Елизаветы Петровны

Рисунок 6. Лицевая сторона рублей Елизаветы Петровны. СПБ. Серебро. 38 мм. А — портрет образца 1741-1754 гг.; В — портрет работы Б. Скотта; С — портрет работы Т. Иванова; D — Лицевая сторона рубля Екатерины II, 1763 г. ММД. Серебро. 38 мм. Портрет образца 1762-1765 гг.

 

Трудно представить портрет Елизаветы Петровны с кокетливой кружевной лентой на шее. У Екатерины она смотрится органично. Этот аксессуар несомненно — дань моде. Лента ненавязчиво подчеркивает грациозность шеи юной императрицы. На портрете кисти Антропова также присутствует этот аксессуар — Екатерине Алексеевне суждено слыть модной (рис. 7).

 

Портрет Екатерины Алексеевны (будущей Екатерины II)

Рисунок 7. А.П. Антропов. Портрет Екатерины Алексеевны (будущей Екатерины II). 1760 г.

 

Кто же был автором живописного эскиза, послужившего прообразом портрета Екатерины II на монетах? На этот вопрос пока четкого ответа нет. Можно предполагать, что не без участия Штелина рисунок мог подготовить кто-либо из иностранных художников. К началу царствования Екатерины II главным придворным художником был датский живописец Вигилиус Эриксен. «Самые похожие и самые законченные портреты Ее величества сошли с мольберта Эриксена». Художник славится как большими полотнами, так и миниатюрами. Среди его работ есть замечательный портрет Екатерины II, изображенной в профиль (рис. 8). Монетчикам логично было бы привлечь заслужившего признания живописца к разработке монетного штемпеля. Однако маловероятно, чтобы Эриксен согласился принять участие в этом проекте. Эскиз, по всей видимости, готовил другой художник. Об этом свидетельствует сам портрет императрицы на рублевике.

 

В. Эриксен. Портрет Екатерины II

Рисунок 8. В. Эриксен. Портрет Екатерины II (в профиль)

 

С композиционной точки зрения изображение Екатерины II на монетах довольно таки посредственное. На первый план выступает не персонаж, а его монарший статус. Осанка, тщательность убранства куафюры, лента ордена св. Андрея через правое плечо даже без титулатуры в круговой надписи свидетельствуют о том, что на монете — портрет правительницы. Голова же императрицы лишь служит важной составляющей общей композиции. Черты лица спокойны, величественны, но в них отсутствуют жизненный динамизм, эмоции, которые так необходимы в портрете. Возможно, государственная монета и должна так беспристрастно представлять первое лицо страны. Но ведь есть примеры (вспомним портреты цариц на монетах, выполненные Ж.-А. Дасье или Гетлингером), которые покоряют жизненной правдивостью и одновременно исполнительским великолепием!

Думается, руководители монетного передела сознательно остановились на монетном портрете Екатерины II среднего уровня, несмотря на то что выбор был. Тот же Т. Иванов доказал, что в пластику металла можно вдохнуть жизнь — и образ Екатерины II преобразится (рис. 9). Достаточно беглого взгляда на портрет императрицы на коронационной медали, чтобы в этом убедиться. В центре композиции помещена голова портретируемой. Контуры лица мягкие, нежные, прорисованы плавными линиями, неуловимые нюансы пластики создают иллюзию теплоты и обаяния персонажа. Помести такой портрет на государственной монете — и своего рода репрезентативная визитка обновленного российского трона готова.

 

Т. Иванов, Г.Х. Вехтер. Коронация Екатерины II

Рисунок 9. Т. Иванов, Г.Х. Вехтер. Коронация Екатерины II. 22 сентября 1762 года. Золото. 64 мм. Лицевая сторона — бюст Екатерины II вправо, в короне и мантии. Оборотная сторона — Россия и Вера, стоящие около алтаря, держат щит с вензелем Екатерины II. Провидение на облаке держит корону и скипетр. Слева над обрезом подпись WAECHTER • F • (Вехтер исполнил). Круговая надпись ЗА СПАСЕНIЕ ВЪРЫ И ОТЕЧЕСТВА. В обрезе КОРОНОВАНА В МОСКВЪ СЕНТ • 22 • Д • 1762 •

 

Не меньшее впечатление производит и портрет работы Г.Х Вехтера на медали, посвященной той же церемонии (рис. 10). Правительница в образе Минервы вполне соответствует тому внешнеполитическому вектору, который проводила Екатерина II.

 

Г.Х. Вехтер. Восшествие на престол Екатерины II

Рисунок 10. Г.Х. Вехтер. Восшествие на престол Екатерины II. 28 июня 1762 г. Серебро. 67 мм. Лицевая сторона — бюст Екатерины в образе Минервы влево, в шлеме с перьями и чешуйчатых доспехах. Оборотная сторона — сидящая Екатерина II принимает от России и Св. Георгия подушку с короной и скипетром. С облака Провидение приветствует императрицу. Вверху надпись СЕ СПАСЕНIЕ ТВОЕ. В обрезе надпись IЮНIЯ 28 ДНЯ | 1762 ГОДУ

 

Однако монетчики остановились на портрете, который вскоре стал тиражироваться миллионами (рис. 11). И следует признать, что их решение оказалось верным. Мотивы, которые двигали руководителями монетного передела, тривиальны: выбранный портрет трудно испортить даже средней руки копиисту. Подмастерья в силу своего непрофессионализма могут внести искажения в черты венценосного профиля, однако это не испортит портрет в целом, поскольку на первом плане доминирует бюст, украшенный регалиями, рисунку которых трудно навредить даже малоподготовленному резчику.

 

Рубль Екатерины II, 1762 г.

Рисунок 11. Рубль Екатерины II, 1762 г. СПБ. Серебро. 38 мм

 

Следующим аргументом в пользу утвержденного портрета является относительная простота его гравировки. Как свидетельствуют документы, квалифицированный резчик тратит в среднем неделю, чтобы изготовить штемпель. Портрет на коронационной медали, в случае его переноса на монету регулярного чекана, потребует значительно большего времени на его гравировку, что в условиях массового монетного производства экономически нерентабельно. Нельзя исключить, что замечательный портрет Елизаветы Петровны, исполненный Ж.-А. Дасье, был «зарублен» монетчиками по этой же причине. (Официальные мотивы отказа всегда придумать несложно).

Портрет «с лентой на шее» успешно чеканился на рублях по 1765 г. включительно. С 1766 г. монетные дворы перешли к выпуску монет нового типа. На рис. 12 воспроизведены три монетных подтипа, которые в разной степени отличаются от рублей образца 1762 —1765 годов.

 

Рубли Екатерины II, 1766 г.

Рисунок 12. Рубли Екатерины II, 1766 г. А — на лицевой стороне портрет «грубого чекана», в обрезе рукава «.Т.I.»; В — на лицевой стороне портрет «грубого чекана», без монограммы в обрезе рукава; С — на лицевой стороне идеализированный портрет. СПБ. Серебро. 38 мм

 

Действительно, у части рублевиков портрет Екатерины II претерпел заметную модификацию (рис. 12А и 12В). На других монетах изображение подверглось коррекции лишь в некоторых деталях (рис. 12С). К последним можно отнести отказ от гравировки кружевной ленты на шее императрицы. И дело здесь, по всей видимости, не в изменении моды или желании подчеркнуть грациозность шеи Екатерины II, а в банальной цели упростить рисунок. Гравировка ленты, да еще кружевной, требовала особой осторожности — малейшее неверное движение штихелем — и дорогостоящий и трудоемкий портрет загублен. По этой же причине было проблематичным использование пуансона для набивки ленты. Нумизматы часто сталкиваются, например, с короной над гербовым орлом, расположенной, «благодаря» работе резчика с заметным наклоном. Выбитую набекрень корону можно и не заметить, а небрежность с лентой на шее способна привести к непоправимым искажениям в портрете. Проще было вообще отказаться от гравировки этой детали. Так медальеры и поступили.

Более решительные шаги в сторону упрощения портрета легко проследить на других экземплярах. На их лицевой стороне представлен портрет Екатерины II так называемого «грубого чекана» (рис. 12А и 12В). Контуры головы правительницы очерчены выраженной малодифференцированной линией, придающей чертам лица брутальные формы, часто с заметными изломами в области носа и подбородка. Прическа императрицы приобрела некую нарочитость: резкие углубления между прядями волос, закрученные, как пружина, ниспадающие локоны формируют впечатление «кукольности» портретируемой модели. Рельеф пластики избыточен, что радует глаз, когда монета выходит из-под пресса, но со временем в процессе обращения превращает изображение правительницы в непривлекательный стертый силуэт — рублевики с портретом «грубого чекана» редко встречаются в хорошем состоянии. Негативное впечатление усиливается неряшливостью надписей. Первое знакомство с монетой порой создает ощущение того, что экземпляр не отчеканен, а отлит с последующей подгравировкой.

Видимо, смене монетного типа предшествовал короткий этап поиска нового портрета Екатерины II. Этим можно объяснить появление редкого рублевика с портретом неизвестного мастера, на котором трактовка императрицы представлена весьма неожиданно (рис. 1ЗС).

 

Рубли Елизаветы Петровны

Рисунок 13. А — рубль Елизаветы Петровны, 1757 г. работы Ж.-А. Дасье; В — рубль Елизаветы Петровны, 1758 г. работы С. Юдина; С — рубль Екатерины II, 1766 г. Автор неизвестен

 

По поводу указанного экземпляра В.В. Уздеников дает следующий комментарий: «Такие пробные монеты, не получившие одобрения, могли быть представлены на рассмотрение только по инициативе самих граверов либо их покровителей». По мнению автора, важно отметить, что предложение о смене портрета появилось в те годы, когда смена царствования даже не предвиделась.

В.В. Рзаев вполне справедливо подмечает схожесть портрета с изображением Елизаветы Петровны, исполненным медальером Ж.-А Дасье на рублевике 1757 года.

К сожалению, портрет на рублевике (рис. 13С) не атрибутирован. Р. Зандер в этой связи категорично заявляет: «...Иванов, создавая свои портреты для монетных штемпелей, не имел соперников. Интересно отметить, что Самойло Юдин, кажется, с ним не соперничал, очевидно, он не имел такой возможности. Из этого следует, что Юдин не был автором портрета на редкой анонимной модели СПБ рубля 1766».

Вывод Р. Зандера не совсем корректен. Во-первых, С. Юдин постоянно конкурировал с Т. Ивановым. Об этом говорят многочисленные медальные работы, а также известный рублевик императрицы Елизаветы с инициалами автора (рис. 13 В). Во-вторых, портрет на экземпляре № 13С очень уж напоминает изображение Елизаветы Петровны на рублевике 1758 г. с монограммой Юдина (рис. 13В). Такая же крупная голова, зачесанные назад волосы, каскадом ниспадающие на плечи локоны, нежные плавные линии абриса, умеренной глубины рельеф форм, скупая экспрессия пластики. Оба случая объединяет довольно слабое портретное сходство с персонажем. Следует признать, что манера гравировки изображения Екатерины II на исследуемом рубле 1766 г. весьма напоминает почерк С. Юдина.

История российской нумизматики показывает, что претензии неизвестного автора на чеканку портрета императрицы в общегосударственном масштабе не были удовлетворены. В итоге последовало решение чеканить монету с портретом работы Т. Иванова, но в упрощенном варианте.

Документированных свидетельств о причинах смены монетного типа в доступной литературе мы не встретили. Вместе с тем комплексный анализ исторических сведений с учетом результатов, полученных с помощью иконологических приемов, позволяет установить или по меньшей мере, предположить мотивы изменений в оформлении крупной серебряной монеты.

К 1766 г. положение Екатерины II на троне упрочилось. Если в первые годы мысли и поступки императрицы были направлены на сохранение и укрепление личной власти, то теперь стало возможным все усилия направить на государственное строительство. Планы Екатерины были грандиозны. Правительница замыслила осуществить рывок в области государственного устройства, экономики, науки, образования, военного строительства. Последнему уделялось особое внимание. Екатерине предстояло решить две важнейшие внешнеполитические задачи. Первая состояла в том, чтобы продвинуть южную границу государства до его естественных пределов, до северной береговой линии Черного моря с Крымом и Азовским морем и до Кавказского хребта. Вторая предполагала завершение политического объединения центральной и западной частей русской народности, путем возврата утраченных ранее территорий. Планы требовали гигантских денежных ресурсов, которые необходимо было найти.

Одним из путей пополнения казны, как представлялось, было наращивание объемов чеканки государственной монеты. Очевидно, в целях ускорения монетного производства и было предложено чеканить деньги в упрощенном виде, которые известны нумизматам как монеты с портретом «грубого чекана». Орел на оборотной стороне также лишился тонкой проработки элементов оперения. На некоторых монетах перья хвоста слились в малодиффенцируемый фрагмент (рис. 13А и 13В). По этому поводу В.П. Рзаев пишет: «Безошибочному узнаванию «грубого» портрета у рублевиков 1767—1768 ММД-Е1, 1766 и 1768 СПБ-АШ косвенно способствует небольшая, но легко заметная асимметрия нижних перьев хвоста в гербовом орле, сопровождавшем этот тип портрета».

Измененный портрет Екатерины II не обошел стороной и золотые монеты. Наряду с 10-рублевиками 1766 г. — носителями идеализированного портрета императрицы стали чеканиться экземпляры с грубо проработанными фрагментами изображения государыни (рис. 14). В 1767 г. появились империалы с так называемым «выпуклым чеканом», по сути, воспроизводящим грубые черты лица, знакомые по описанным выше рублевикам.

 

Десять рублей Екатерины II, 1767 г.

Рисунок 14. Десять рублей Екатерины II, 1767 г. А — на лицевой стороне идеализированный портрет; В — на лицевой стороне портрет грубой гравировки («выпуклый чекан»). Золото. 33 мм

 

Как оказалось, предпринятые меры с выпуском монет упрощенного оформления носили паллиативный характер, и вскоре от них отказались. Недостаток звонкой монеты решили компенсировать выпуском в 1769 г. бумажных денег.

Юная августейшая фея с лебединой шеей украшала государственные монеты 15 лет, но не могла существовать на них вечно. Создаваемый при дворе и в народе имидж постепенно и целенаправленно превращал Екатерину в мудрую и справедливую повелительницу, неустанно радеющую о стране и подданных. В честь императрицы писались оды, сочинялась музыка. Появились многочисленные великолепные живописные портреты, скульптуры, гравюры, миниатюры, предметы малой пластики и т.д., прославляющие государыню и ее деяния (рис 15). Над произведениями искусства трудились лучшие русские и европейские художники. Среди них были и прославленные медальеры. Наступили новые времена, которые требовали пересмотра образа императрицы и на монетах.

 

А. Рослин. Портрет Екатерины II

Рисунок 15. А. Рослин. Портрет Екатерины II, 1776 — 1777 гг. Холст, масло

 

22 октября 1776 г. на имя президента Берг-коллегии М.Ф. Соймонова приходит официальное письмо «Об изменениях в рисунке штемпелей серебряной и золотой монеты» с приложением двух портретов «Ея Величества», в котором повелевалось сделать штемпеля «для битья рублевой и прочей монеты, также для медалей средней величины, с таковым наблюдением, чтобы одежду сделать Императорскую, а на главе, сверх ныне означенного лаврового венка, корону; и когда штемпеля готовы будут, представить абдруки для поднесения на Высочайшую апробацию». Вскоре пробные образцы были готовы, получили высочайшее одобрение и приняты для монетного производства на монетных дворах Москвы и Петербурга.

В 1777 г. свет увидел монеты с портретом Екатерины II нового типа (рис. 16). Голова императрицы на портрете заметно увеличилась. Это позволило медальеру уверенно передать нюансы портретируемой и, в частности, возраст императрицы, которой в тот год исполнилось 48 лет. Августейший профиль еще сохранял черты тускнеющей красоты, но игра светотени уже вырисовывала носогубную складку, наметился второй подбородок, шея утратила грациозность. Более изысканная по сравнению с предыдущим портретом прическа сохранила корону, но в дополнении к ней приобрела лавровый венок. Последний атрибут не был случайным — императрица заслуженно снискала лавры победительницы в военных баталиях. За ее спиной стояли раздел Польши в 1773 г. и виктория в Русско-турецкой войне 1768 — 1774 годов. В целом портрет получился удачным. Умеренной высоты рельеф позволил резчику, с одной стороны, продемонстрировать чувство пластики и виртуозное владение штихелем, с другой стороны, несколько возвышающиеся края монетного кружка (его поверхность можно условно сравнить с вогнутым мениском) надежно защищали портрет от преждевременного стирания в процессе обращения.

 

Рубль Екатерины II, 1777 г.

Рисунок 16. Рубль Екатерины II, 1777 г. СПБ. Серебро. 38 мм

 

Иконографические свойства монетного портрета отсылают нас к изображению Екатерины II на медали работы И.Б. Гасса, датированной тем же 1777 годом (рис. 17). Медальер создал ее в память рождения внука Екатерины II — великого князя Александра Павловича, будущего победителя Наполеона. Изумительно тонкая проработка лица императрицы производит сильное и живое впечатление. На портрете ничего лишнего — все подчинено главной идее показать величие правительницы. «Элегантные портреты Екатерины, видимо, льстили императрице, недаром Т. Иванов сменил свою раннюю манеру, ориентируясь на работы Гасса». В том, что автором портрета на монетах 1777 — 1782 гг. является И.Б. Гасс, сомнений не возникает. Однако маловероятно, что монетный штемпель резал сам Гасс. В противном случае, как это было принято у европейских медальеров, он бы запечатлел на портрете свою монограмму. Однако таковая отсутствует как на рублевиках, так и на золотых монетах. Видимо, копировал созданный Гассом портрет, скорее всего, монетного дела резчик Т. Иванов.

 

И.Б. Гасс, И.К.Г. Егер. Рождение В.К. Александра Павловича

Рисунок 17. И.Б. Гасс, И.К.Г. Егер. Рождение В.К. Александра Павловича 12 декабря 1777 г. Бронза. 65 мм. Лицевая сторона — бюст Екатерины II вправо, в короне и лавровом венке. Оборотная сторона — женщина в короне и античной мантии, с младенцем на руке, указывает на исходящие с неба лучи света. Слева от нее — горящий жертвенник и щит с российским гербом. Вверху надпись НЕБЕСНЫЙ ДАРЪ. Под обрезом ВЕЛ: КНЯЗЬ АЛЕКСАНДРЪ | ПАВЛОВИЧЪ РОДИЛСЯ • | ДЕКАБРЯ • 12 • ДНЯ | 1777 ГОДА •

 

Десять рублей Екатерины II, 1777 г.

Рисунок 18. Десять рублей Екатерины II, 1777 г. Золото. 33 мм

 

Любопытно, что Иванов со всей ответственностью следовал установкам письма, которые предписывали «одежду сделать Императорскою». Для этого резчику пришлось сделать погрудный портрет. В итоге требования вышестоящих органов удовлетворены: «Бюст в разукрашенном платье; поверх мантия, Андреевская лента через правое плечо...» Поместить на новом портрете свои инициалы Т. Иванов на этот раз постеснялся. Так и оставались неподписанными монеты до 1782 г., в оформлении которых главную роль сыграл И. Б. Гасс.

Е.С. Щукина дает следующую информацию о медальере: «Гасс Иоганн Балтазар (Gass Johann Balthasar) (1730 — 1813). Родился в Германии, начал свою деятельность в Петербурге с 1760-х гг. в цехе иностранных ювелиров. С 1768 г. на контрактной службе на Санкт-Петербургском Монетном дворе, с 1772 г. в штате, с 1797 г. в отставке. Исполнил большинство штемпелей медалей царствования Екатерины II, несколько медалей в честь графа А.Г. Орлова, 1770 г.»

Разработанный И.Б. Гассом портрет получился настолько удачным, что чеканился на империалах, полуимпериалах, а также на крупных и мелких серебряных монетах с небольшими изменениями вплоть до 1796 года.

В 1783 г. произошла очередная, на этот раз последняя, смена портрета. Изображение императрицы на монетах должно было соответствовать официальной трактовке императрицы на живописных полотнах (рис. 19). Решение о переходе на новый монетный тип было принято еще в 1782 году. В кратком официальном письме на имя президента Берг-Коллегии А.А. Нартова указывалось, что ему поручено обеспечить чеканку монет согласно прилагаемому абдруку, вырезанному медальером Ивановым.

 

Д.Г. Левицкий. Портрет императрицы Екатерины II

Рисунок 19. Д.Г. Левицкий. Портрет императрицы Екатерины II, 1794 г.

 

На монетах 1783 — 1796 гг. радикальных изменений в оформлении сторон не произошло. Тимофей Иванов умело «состарил» портрет предыдущего образца, разработанного И.Б. Гассом. Это не помешало ему помечать штемпеля своими инициалами (рис. 20). На лицевой стороне монеты появился портрет отягощенной годами императрицы: лицо стало грузным, появился отчетливый второй подбородок, шея заметно отяжелела и стала короче. Изменился рельеф портрета. Он лишь незначительно выступал над плоскостью монетного поля, отчего сокращенные в перспективе пластические объемы стали трудны к зрительному восприятию. В итоге портрет утратил репрезентативность. Функциональная составляющая новой монеты также до конца не была предусмотрена — низкорельефное изображение императрицы быстро приобретало потертый вид в процессе обращения. Монеты в хорошем состоянии встречаются редко.

 

Рубль Екатерины II, 1786 г.

Рисунок 20. Рубль Екатерины II, 1786 г. СПБ. Серебро. 38 мм

 

Художественно-эстетические достоинства финального портрета Екатерины II на монетах не велики. Тот же Т. Иванов изображения императрицы на медалях, датированных после 1783 г., выполнял на более высоком уровне. Интересно отметить, что И.Б. Гасс также имел опыт разработки позднего портрета Екатерины II. Портрет на его медали отражает идеализированный образ Екатерины и лишь деликатно напоминает о ее почтенных годах.

В настоящей работе согласно поставленным задачам монетная иконография Екатерины II была рассмотрена автономно от екатерининской медалистики. Спектр медалей с замечательными портретами императрицы и комментирующими сюжетами на оборотной стороне намного богаче, чем использованная в настоящей работе его скромная составляющая. Для детального ознакомления с медалийной историей Екатерины II следует обратиться к профильным исследованиям, и прежде всего к фундаментальным работам Ю.Б. Иверсена и Е.С. Щукиной.

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г. 

Автор: Юрий Петрунин