Главная / Библиотека / Статьи / Монетная иконография Екатерины I

Монетная иконография Екатерины I

Монетная иконография Екатерины I

Историки неоднократно подчеркивали, что Екатерина была привлекательной женщиной. Вот как описывал ее внешность современник - один из иностранных дипломатов: «В настоящую минуту (1715 год) она имеет приятную полноту; цвет лица ее весьма бел с примесью природного, несколько яркого румянца, глаза у нее черные, маленькие, волосы такого же цвета, длинные и густые, шея и руки красивые, выражение лица кроткое и весьма приятное».

 

Ж.-М. Наттье. 1717 г. Портрет Екатерины I

Рисунок 1. Ж.-М. Наттье. 1717 г. Портрет Екатерины I. Масло. Холст

 

Живописные портреты и гравюры, дошедшие до нас, также свидетельствуют о природной красоте и грациозности второй жены Петра Великого. Особенно удачным следует признать полотно, написанное французским художником Жаном Марком Наттье (рис. 1). Живописец в 1717 году по приглашению П. Лефорта приехал в Гаагу, где писал портреты Петра I и Екатерины I. Портрет очень понравился Екатерине, и она даже отправила его в Париж, где в то время находился Петр, который тоже нашел его превосходным и даже заказал с него гравированные копии.

В рамках настоящей работы будет исследована монетная иконография Екатерины I, которая, на наш взгляд, представляется интересной и важной составляющей богатого наследия художников, которые добросовестно трудились, оставляя потомкам возможность собственными глазами увидеть отечественное историческое прошлое в лице его фигурантов.

Медаль в честь Петра I и Екатерины I

Рисунок 2. Вермут Христиан (1661-1739). Медаль в честь Петра I и Екатерины I. Серебро. 62 мм.

Л.С.: Император Петр I с лавровым венком на голове, в богато декорированном доспехе, поверх которого надета мантия, скрепленная на груди фибулой. Двустрочная надпись на латыни гласит: «Петр Алексеевич. Божиею милостию всея Великия, Малыя и Белыя Руси царь и самодержец». О.С.: Императрица Екатерина I в лавровом венке, с диадемой в прическе, в открытом платье и мантии, с цепью и знаком ордена Св. Андрея Первозванною. Круговая надпись на латыни свидетельствует: «Екатерина Алексеевна, императрица России, мать Отечества»

 

Впервые Екатерина I в качестве объекта малой пластики была изображена на памятных медалях. По всей видимости, медаль в честь Петра I и Екатерины I явилась первой миниатюрой с портретом будущей императрицы (рис. 2). Медаль была выпущена по случаю венчания императорском короной Екатерины Алексеевны. Церемония проходила в Успенском соборе Московского Кремля 18 мая 1724 года. Миниатюра исполнена немецким медальером Христианом Вермутом. Примечательно, что это единственная известная медаль, на которой Екатерина I выгравирована в анфас. Такой ракурс технически более сложен для исполнения, однако резчик успешно справился с задачей. Пышность и нарочитая парадность портрета находятся в тесной гармонии с реалистическим изображением императрицы. Платье и мантия обрамляют открытую шею, голова увенчана лавровым венком, прическу украшает диадема. Цепь и знак святого Андрея призваны подчеркнуть репрезентативность персонажа. Круговая надпись на латыни не оставляет сомнении, что изображена августейшая особа: «Екатерина Алексеевна, императрица России, мать Отечества».

 

Медаль в память коронации Екатерины I 18 мая 1724 г.

Рисунок 3. А. Шульц. Медаль в память коронации Екатерины I 18 мая 1724 г. Серебро. 45 мм.

Л.С.: Совмещенные бюсты вправо. Петр I в лавровом венке и мантии. В обрезе рукава А • S • F • (А. Шульц исполнил). Круговая надпись: ПЕТРЬ • IМПЕРАТОРЬ ЕКАТЕРИНА • IМПЕРАТРИЦА. Екатерина в платье с брошью. О.С. Петр I в церкви коронует склонившуюся перед ним Екатерину. Вверху надпись: КОРОНОВАНА В МОСКВѢ

 

Совершенно в другой композиционной манере выполнена медаль, посвященная тому же событию, которая воспроизведена на рис. 3. Автором миниатюры является датский медальер А. Шульц, работавший на Петербургском монетном дворе с 1724 года. Приход Шульца совпал с чеканкой «солнечных» рублей, на которых портрет Петра I признан лучшим изображением императора на российских монетах. В то время Шульц был ведущим медальером на монетном дворе. В его обязанности входил также организация и контроль за процессом подготовки монетных штемпелей к чеканке. Однако вернемся к медали. На ней доминирует портрет Петра Великого, в то время как профильное изображение Екатерины I занимает второй план. Вместе с тем благодаря мастерству резчика контуры лица императрицы тщательно прорисованы.  Виртуозная пластика нивелирует невысокий рельеф женского портрета, а сочность лепки, одежды подчеркивает барочный стили миниатюры. Слегка развевающиеся волосы придают динамизм композиции, которая убеждает в правдивости изображения.

Штемпели с аналогичной композицией, но с разной степенью профессионализма резали медальеры Ф. Гасс, Ф. Медынцев, О. Калашников (в обрезе рукава ОК). Однако работу А. Шульца следует признать наиболее удачной.

Таким образом, прежде чем быть увековеченным на монетных кружках, профиль Екатерины Алексеевны был апробирован на памятных миниатюрах.

С точки зрения российской нумизматики монетная иконография Екатерины I поднимает больше вопросов, чем формулирует ответов. Всего лишь за 800 неполных дней ее царствования монетных дел мастера умудрились сменить 3 монетных типа, каждый раз коренным образом модифицируя портрет императрицы.

Историки единодушны в том, что государственные заботы мало интересовали новоявленную императрицу. Поэтому неудивительно, что нет сведений о ее прямом участии в делах монетного производства. Ссылки на ее имя в государственных указах, посвященных монетному переделу, носят, в своем большинстве формальный характер.

С чем же связан такой портретный калейдоскоп на монетах Екатерины I? Ответ на этот вопрос можно только предполагать. Истинные же причины смены портретных штемпелей были известны лишь светлейшему князю Александру Даниловичу Меншикову. В свое время ГМ подчеркивал: «...все нити монетного дела были захвачены в свои руки князем Меншиковым, так из документов усматривается, что он имел близкое отношение к монетному делу, к которому привлек и обер-коменданта Фаминцына». Монеты Екатерины I имеют ряд особенностей в ряду русских монет императорского периода.

Рубль и наградной знак императрицы Екатерины I

Рисунок 4. А — рубль императрицы Екатерины I, 1725 г. Серебро. 41 мм. В — Наградной золотой знак. Иван и Петр Алексеевичи, царевна Софья. Новодел. Золото. 22 мм. Монеты приведены в едином масштабе

 

Во-первых, в 1725 году был выпущен первый экземпляр российской государственной монеты регулярной чеканки с изображением женского портрета. До этого отечественной нумизматике был известен золотой знак с изображением портрета царевны Софьи Алексеевны, портрет которой был выполнен в старой примитивной манере, (рис 4В). Как известно в 1682 — 1689 годах царевна Софья была регентшей при малолетних царях Иване и Петре Алексеевичах. Знаком награждались участники походов в Крым 1687 и 1679 годов. Даже мимолетный взгляд на портреты Екатерины и Софьи показывает, как далеко шагнуло вперед медальерное искусство за годы правления Петра Великого.

Во-вторых, на лицевую сторону значительной части рублевиков и полтин был помещен портрет императрицы, обращенный влево. Портреты на монетах других российских императриц обращены только вправо (рис. 5).

 

Портретная сторона рублевиков Анны Иоанновны, Елизаветы I и Екатерины II

Рисунок 5. Портретная сторона рублевиков Анны Иоанновны, Елизаветы I и Екатерины II. Все императрицы изображены с поворотом бюста вправо

 

Наконец, так называемый траурный рубль Екатерины является первой монетой, на которой императрицу медальер пытался изобразить в новой манере — без императорских регалий. Впоследствии такой шаг предпринял Ж-A. Дасье, создавая портрет Елизаветы Петровны (рис. 6). Интересно, что оба портрета не получили высочайшего утверждения и монеты были отчеканены ограниченным тиражом.

 

Портретная сторона рублевиков Екатерины I и Елизаветы I

Рисунок  6. Портретная сторона рублевиков. А — Екатерины I (траурный рубль). 43 мм. В — Елизаветы I (портрет работы Ж-А. Дасъе) 40 мм. Изображение монет приведено в одном масштабе

 

Таким образом, вне зависимости от ее воли, Екатерина I стала первой моделью «женского века», на которой отрабатывалось видение российских императриц глазами медальеров.

В доступной литературе нет прямых указаний на автора траурного рублевика Екатерины I. Однако ряд косвенных данных позволяет предполагать, что портреты на монетах явились плодом творчества А. Шульца.

Коллекционеров традиционно привлекают упомянутые выше траурные рубли Екатерины I. Монета несет признаки своей предшественницы с портретом Петра I и называемой «солнечником» (рис. 7). В частности, оба экземпляра выделяются несколько большими диаметрами и более тонкими монетными кружками по сравнению с остальными рублевиками.

 

Рубль Петра I 1725 г.

Рисунок  7. Рубль Петра I, 1725 г., «солнечник»

 

Долгое время считалось, это связано с тем, что указанные монеты чеканились на европейских талерах, которые в целях ликвидации «родного» оформления сторон предварительно расплющивались. Однако новейшие исследования опровергают это мнение. Документы Берг-коллегии свидетельствуют, что изготовление так называемых «траурных» рублевиков осуществлялось в рамках полного технологического цикла с выплавкой металла, его прокатки и вырубкой кружков. Это обстоятельство отвечает на вопрос нумизматов, почему на рублях Екатерины I не обнаруживаются следы оформления монет-предшественниц, которые, к примеру, характерны для монет Елизаветы Петровны, датированных 1741-1742 годами.

Увеличенный диаметр «солнечников» и «траурных» рублей объясняется тем обстоятельством, что новые закупленные печатные станы были первично настроены на размер европейских талеров.

Объединяет рубли Петра I и Екатерины также тот факт, что портреты на них помещены в замкнутую круговую надпись, от которой вскоре отказались.

Существуют три разновидности лицевой стороны на траурных рублях, которые отличаются друг от друга начертаниями элементов прически и платья, а также особенностями легенды. Разновидности аверса траурного рубля демонстрируют различия в написании слова «самодержица».

Наиболее редок экземпляр, визитной карточкой которого является трилистник над головой императрицы. Портрет на всех монетных разновидностях одинаков и выгравирован с большим мастерством. Еще не наступило время для ухода медальерного искусства из барочной эпохи, однако элементы некоторой демократизации неожиданно просматриваются в том стиле, в котором трактуется персонаж. Простота композиции, лаконизм форм, лишение портрета перегруженности деталями помогли художнику в раскрытии образа. Перед нами предстает наделенная природной красотой женщина, которая порождает романтические ассоциации со скорбящей женой по поводу кончины супруга.

Как уже отмечалось, «траурный» вариант рублевика не был утвержден. По всей видимости, причина банальна — отсутствие на портрете императорских регалий. После великолепия рублевиков Петра I, где он представлен в лавровом венке, латах, горностаевой мантии, со знаком ордена Святого Андрея Первозванного, портрет Екатерины с политической точки зрения выглядел менее репрезентативно. Актуальным стал вопрос о смене монетного типа.

Коллекционеры знают, что траурные рублевики являются редкими монетами, поскольку объем их чеканки невелик. Грубый подсчет позволяет оценить их тираж в пределах 30-50 тысяч экземпляров. По мнению А.В. Храменкова, их тираж составил 10-15 тысяч монет. «Эти цифры согласуются с их чеканкой менее двух недель на одном стане».

Ниже будут приведены документы, свидетельствующие о принятии решения Берг-коллегией и Сенатом по изготовлению монет регулярной чеканки с портретом, обращенным влево, датированные июнем-августом 1725 года.

К этому времени императрица была на троне уже полгода. Не мог С.- Петербургский монетный двор в течение 6 месяцев чеканить только «траурные» рублевики, равно как невозможно представить, чтобы Московский монетный двор все это время простаивал. Чем же были загружены производственные мощности монетных дворов? Вероятнее всего, оба монетных двора продолжали исправно выпускать монету Петра I. В этом легко убедиться на основании следующего обстоятельства. Петр I умер 28 января, успев прожить в 1725 году меньше месяца. Вместе с тем на монетных дворах Москвы и Санкт Петербурга было изготовлено не менее 77 разновидностей рублевиков плюс 17 вариантов полтин, датированных 1725 годом. Число разновидностей рублевых монет с портретом Екатерины в том же году, по нашим данным, составило 66 штук. Если учесть, что регулярная чеканка рублей Екатерины началась в августе-сентябре, то логично представить, что все производственные мощности монетных дворов в первой половине 1725 года были направлены на изготовление петровских монет. Однако чеканка монет покойного императора не могла продолжаться бесконечно.

По всей видимости, Берг-коллегия проявила инициативу и поручила А. Шульцу разработать эскиз монеты Екатерины I. Медальер изготовил пробные штемпеля, с помощью которых отчеканил траурные рубли, не получившие, однако, высочайшего одобрения. Вместе с тем их появление подтолкнуло правящие круги к принятию оперативных решений. Проще всего было запретить чеканку не подобающих царскому сану монет. Сложнее оказалось организовать выпуск монет нового типа.

Сохранившиеся документы указывают, что чиновники подошли к решению этого вопроса со всей серьезностью.

Благодаря последним источниковедческим исследованиям А. В. Храменкова можно проследить некоторые этапы перехода монетного двора на изготовление новой разновидности монет. Упомянутый автор приводит любопытный документ 1725 года июня 30 — Протокол Берг-коллегии «о резьбе штемпелей манетных по данным рисунка от генерала лейтенанта Ягужинского». Малоизвестный короткий документ стоит того, чтобы его процитировать с небольшими сокращениями.

«Пришед в коллегию советник господин Зыбин и объявил коллегии: вчерашнего де числа, то есть сего ж июня 29 дня, был он у литургии в Соборной церкви: и при том изволил быть Ево Превосходительство господин генерал прокурор Павел Иванович и отдал ему, советнику Зыбину, две образцовые рисовалные маленкие картинки, на которых нарисована е.в.г.и (Далее: Ея Величества Государыни Императрицы) персона, и дабы де против оных данных обрасцов приказали делать штемпели самою чистою работою. Того ради на оное колегию приговорили согласно: призвать в Берг колегию штемпельного дела рещиков Реибиша и Шулца и оныя рисунки отдать им всякому по одной, дабы они против оных резали слово в слово, не прибавливая ничего, величиною против рублевика самою чистою работою, токмо надписание в круг литеры на оных были б как на рублевиках мельче и со изъяснением А к тем персонам гербы велеть вырезать резному мастеру Федору Медынцову самою чистою работою. А каковы те гербы величиною резать, надлежит о том, ему, Медынцову, ввзять у них, мастеров, рисунки, дабы во оных гербах никакой разни и от них мастеров спору не было.

Герасим Мансуров, В. Райзер, Алексей Зыбин».

Итак, вырезыванию изображения императрицы на монетных штемпелях предшествовал эскиз или «обрасцовые рисовалные маленкие картинки», видимо подготовленные живописцами специально для монетного двора. Руководствуясь этими рисунками «слово в слово, не прибавливая ничего» на конкурсной основе резчики Шульц и Рейбиш обязаны были изготовить штемпеля для чеканки государственной монеты. Интригующим в свете новой информации выглядит включение в монетное дело Готфрида Рейбиша. До этого Е.С. Щукина указывала его как автора штемпелей медалей на смерть Петра I и оборотной стороны коронационной медали Анны Иоанновны. В.А. Калинин в статье «О начале монетной чеканки...» приводит подробные сведения о деятельности Рейбиша. Таким образом, в истории российского монетного дела появляется новый фигурант, роль которого в иконографии российских императоров практически не изучена.

9 августа 1725 года вышел Сенатский указ «О делании на денежных дворах рублевиков по новому образцу». Документ состоит всего лишь из нескольких строчек: «Правительствующий Сенат приказали: рублевые монеты на денежных дворах делать против поданного образца в Правительствующий Сенат из Берг-Коллегии».

Неповоротливая государственная машина на этот раз сработала на удивление быстро. Резчики приступили к работе.

«Обрасцовые маленькие рисовалные картинки», послужившие эскизом для нового монетного портрета, по всей видимости, не дошли до наших дней. Однако история сохранила для потомков живописный портрет Екатерины I, написанный неизвестным художником, на котором императрица изображена в профиль (рис. 8).

 

Портрет Екатерины I

Рисунок 8. Неизвестный художник. Первая четверть XVIII в. Портрет Екатерины I. Холст. Масло

 

Нельзя исключить, что именно эта картина явилась исходным материалом для неизвестного художника, подготовившего упомянутый эскиз, и медальеров, сделавших новые штемпеля. Слишком много общего в рисунке Екатерины на полотне и выпущенной монете (рис. 9).

 

Рубль Екатерины. I 1726 г.

Рисунок 9. Рубль Екатерины. I, 1726 г.

 

Действительно, в обоих случаях портрет обращен влево. Близка по форме прическа, одинаково украшенная нитью жемчуга. Сходным образом ниспадают на плечи большие волнистые локоны. На плечи Екатерины I наброшена мантия. Через правое плечо орденская лента Св. Андрея Первозванного. На живописном полотне лента голубого цвета, которому, согласно геральдическим правилам, соответствует поперечная штриховка ленты на монете. Лишь два важных элемента отличают портрет на рубле: голова императрицы увенчана короной, а на груди помещен знак ордена св. Андрея. Видимо, медальер четко усвоил требования к изображению самодержицы и дополнил портрет указанными атрибутами.

Поменялась и композиция лицевой стороны рублевика. Круговую надпись резчик делал с использованием более мелких литерных пуансонов, в связи с чем она стала занимать меньше места и таким образом освободила монетное поле для гравировки главного фрагмента в оформлении аверса - портрета Последний стал крупнее, что позволило медальеру более уверенно и реалистично подходить к гравировке лица и других мелких ответственных деталей.

Массовый выпуск государственной монеты нового типа требовал изготовления большого числа штемпелей. За дело взялись резчики-подмастерья. Как плод их труда свет увидел многочисленные копии, отличающиеся друг от друга рисунком портрета и начертанием декора бюста и круговой надписи. Великий князь Георгий Михайлович опубликовал 55 вариантов рублевых монет 1725 года, выпущенных С.-Петербургским монетным двором. На рис. 10 приведены лишь некоторые из них.

 

Некоторые разновидности портретной стороны рублей Екатерины I

Рисунок 10. Некоторые разновидности портретной стороны рублей Екатерины I выпущенных в 1725 г. на Санкт-Петербургском монетном дворе

 

Монеты с профилем, обращенным влево, чеканились на монетных дворах обеих столиц. На рис. 11 представлен рублевик, выпущенный Московским (Красным) монетным двором, и для удобства сравнения экземпляр, изготовленный в С.-Петербурге.

 

Рубль Екатерины I, 1726 г. и 1725 г.

Рисунок 11. А — рубль Екатерины I, 1726 г. Московский монетный двор. В — рубль Екатерины I, 1725 г. Санкт-Петербургский монетный двор

 

Легко убедиться, что рублевики, чеканившиеся в северной и южной столицах, имеют общий монетный тип. Очевидно, что резчики и в С.-Петербурге и Москве руководствовались общим эскизом или единым штемпельным оттиском. Непринципиальные иконографические различия, вероятно, диктуются примитивной техникой копирования оригинального штемпеля. Вместе с тем на монетах С.-Петербургского монетного двора пластика более мягкая, линия профиля лишена грубых изломов, рельеф не так выразителен. Портрет на монетах Московского монетного двора отличается избытком металла на носу, губах, подбородке, элементах прически, отчего рельеф изображения получился более высоким, но и в такой же степени уязвимым при обращении. Надпись на гурте монеты свидетельствует о ее московском происхождении. Сочность пластики, манера гравировки указывают на почерк А. Шульца. По всей видимости, Московский монетный двор в качестве образцовой монеты получил экземпляр работы этого медальера.

На С.-Петер6ургский монетный двор, очевидно, поступил образец, резанный Рейбишем. Видимо, по этой причине легко просматриваются иконографические нюансы на экземплярах, изготовленных в разных столицах, что без проблем позволяет их дифференцировать.

Нельзя не упомянуть еще об одном произведении медальерного искусства, автором которого является Б.К. Растрелли (рис. 12).

 

Медаль в память восшествия на престол Екатерины I, 1725 г.

Рисунок  12. Б.К. Растрелли. Медаль в память восшествия на престол Екатерины I, 1725 г. Серебро. Литье. Позолота. 70 мм.

Л.С.: Погрудный, обращенный влево портрет в открытом платье, с диадемой и жемчугом в прическе. О. С.: Лучезарное солнце, освещающее холмистую равнину. Вверху надпись: NON. SIBI. SED. MVNDO (НЕ СЕБЕ. НО МИРУ)

 

Бартоломео Карло Растрелли родился во Флоренции предположительно в 1675 году. Учился в скульптурных мастерских у себя на родине. Успешно работал в Риме, Париже. В 1715 году был приглашен Петром I на службу в Россию, где плодотворно трудился как архитектор и скульптор. Прославился мастер и в области декоративной пластики и скульптурного портрета. Умер в 1744 году, в Петербурге.

Портрет на медали работы Б.К.  Растрелли отличается благородством стиля сплавленного с утонченным эстетизмом. Подбирая ракурс, художник также избрал августейший профиль, обращенный влево, однако на этом сходство с рассмотренными выше живописным полотном и миниатюрами заканчивается. Удивительная живость изображения раскрывает внутренний мир портретируемой. Недаром современники отмечали, что при всей необразованности Екатерина I отличалась живостью ума и душевной добротой. Императрица была грациозна и умела величественно держаться на людях. Думается, Растрелли удалось передать все эти качества в изображении на медали. Мастер повторил ошибку автора «траурного» рубля: великолепный по технике исполнения и высокий по художественно-эстетическому уровню портрет был лишен императорских регалий и, видимо, потому не получил распространения. Медаль чрезвычайно редка и, по нашим сведениям, не имела повторений.

Тем временем чеканка рублевиков с портретом, обращенным влево, продолжалась. И чем больше нарастал объем тиража, тем хуже становилось качество выпускаемых монет. Вардейны, которые в силу своих обязанностей должны были следить за продукцией монетных дворов, мало уделяли внимания внешнему виду рублевиков. Главная задача по контролю за пробой, определявшей внутреннюю стоимость монеты, соблюдалась свято. Однако, такой односторонний подход, рано или поздно был обречен на серьезные просчеты. И они не замедлили наступить. Появились монеты с грубыми ошибками в круговой надписи. Из-за ошибок резчика слово «самодержица» было выгравировано как «САМОДЕРИЦА» (рис.13) и «САМОДЕЖИЦА». Попади такие рубли в руки царских сановников, не миновать неприятностей.

 

Рубль Екатерины I 1725 г.

Рисунок  13. Рубль Екатерины I, 1725 г. Ошибка в слове «САМОДЕР(Ж)ИЦА»

 

В обращение стали поступать монеты с признаками если не карикатурного, то гротескного характер» портрета императрицы (рис 14). Видимо, изображение правительницы на таких экземплярах, где просматриваются признаки анатомической деформации черепа, американский нумизмат и специалист по русским монетам Р. Зандер назвал «беспричинно оскорбительными». По его же мнению рубли, где лицо императрицы обращено влево, запечатлели «грубый образ женщины, похожей на прачку».

 

Рубль Екатерины I 1726 г.

Рисунок  14. Рубль Екатерины I, 1726 г. с искаженным портретом

 

Такие аполитичные казусы были чреваты серьезными последствиями. По всей видимости, продукция монетных дворов вызывала у их руководителей беспокойство. Смена монетного типа могла бы продемонстрировать служебное рвение со стороны монетчиков и превентивным образом разрядить обстановку.

Нельзя исключить, что к смене монетного типа подтолкнули живописные портреты. Екатерине I было чуть больше 40 лет, и она была женщиной в расцвете лет. О том, как она в ту пору выглядела можно судить по портретам работы И.Н.(?) Адольского (Одольского), создавшего «Портрет Екатерины I с арапчонком», который был в последствии предметом копии других художников; Л. Каравакка, написавшего «Портрет Екатерины I в пеньюаре» и других художников. На рис 15 приведен портрет Екатерины I, исполненный неизвестным художником, который повторяет работу Адольского, написанную в 1725 или 1726 году.

 

Портрет Екатерины I с арапчонком

Рисунок  15. Неизвестный художник. Портрет Екатерины I с арапчонком. Копия с картины И.Н(?) Адольского (Одольского), написанной в 1725 или 1726 г.

 

В этот период императрица находится в зените сказочно сложившейся судьбы. Портрет дает возможность оценить внешние данные императрицы. Нельзя сказать, что на полотне изображена женщина с правильными чертами лица. Однако мягкие линии овала ее лица, спокойная уверенность во взгляде, свежесть кожи, пышные формы источают флюиды притягательной силы, которые способны очаровать любого мужчину. На фоне появления целого ряда живописных портретов, по-новому трактовавших образ императрицы, монетчикам нельзя было оставаться в стороне, и было принято решение преподнести Екатерине новую монету.

Показателен протокол Берг-коллегии от 17 марта 1726 года, который, хотя и не объясняет причины смены монетного типа, но тем не менее документирование приоткрывает завесу неизвестности в некоторых обстоятельствах чеканки нового вида монеты. В упомянутом архивном документе, в частности, говорится, что Берг-коллегия рассмотрела присланный указ императрицы «в делании манет, чтоб персону Ея Величества на оных печатать на правую сторону, и чтоб вырезано было немного поглубже, так же и герб переправить по приложенному при том рисунку». В протоколе далее говорится, что портретную сторону велено резать Шульцу, а герб на оборотной стороне поручено изготовить русскому мастеру. Таким образом, приведенный документ констатирует, что портрет на монетах Екатерины I, обращенный вправо, также принадлежит резцу А. Шульца, Протокол подробно инструктирует медальера: «персону» следует гравировать согласно присланным рисункам, после изготовления штемпелей образцовые экземпляры следует напечатать на олове и послать на монетные дворы в Санкт-Петербург и Москву, где «те манеты велеть делать с поспешением самою чистую работою». Из документа так же следует, что Берг-коллегия утвердила круговую надпись, которую должен был вырезать Шульц: «ЕКАТЕРИНА IМПЕРАТРИЦА, I САМОДЕРЖИЦА ВСЕРОС:». Протокол предусматривал даже мельчайшие детали, которые должен был учесть резчик: «...по краям тех манет гуртики делать повыше: когда оные будут в народе ходить и считать, дабы персона е.в. и герб не гладились».

Итак, монета получила путевку в жизнь. Автором портретной стороны был А. Шульц. Однако медальер выступал только как резчик, строго следуя полученной инструкции, но не в качестве автора рисунка и композиции. Может быть, поэтому на монете представлен портрет, далекий от идеализации (рис. 16).

 

Рубль Екатерины I 1726 г. с портретом

Рисунок  16. Рубль Екатерины I 1726 г. с портретом, обращенным вправо

 

Среди десятков копий трудно найти штемпельный оттиск, на котором портрет Екатерины соответствовал бы высокому художественно-эстетическому уровню. Изображение императрицы не отличается изяществом, с трудом уживаясь с пышными барочными деталями оформления лицевой стороны монеты. Грубоватые черты лица, тяжелый подбородок, короткая шея далеко не соответствуют сложившимся представлениям о ее внешности. Портрет утратил идеализированную привлекательность, даже несмотря на чрезмерную нарядность платья. Пришедший на смену наплечникам модный двойной бант из нитей жемчуга, а также драгоценные камни, украсившие край платья не могут увести от грустных размышлений, которые индуцирует запечатленный на монетном кружке образ императрицы.

Почему был утвержден рублевик с весьма посредственным изображением императрицы? Ведь были же тогда достойные примеры малой пластики, которые до сих пор занимают почетное место в портретной галерее Екатерины I и которые могли бы послужить образцами для штемпельного дела мастеров (рис. 17).

 

Портрет Екатерины I

Рисунок  17. Неизвестный скульптор первой четверти XVIII в. Портрет Екатерины I. Цемент. Диаметр 27,5. Государственный Русский музей

 

На рис. 17 воспроизведен великолепный по технике исполнения и художественному уровню портрет Екатерины. Даже некий налет сентиментальности, который несет миниатюра, вступает в унисон с идеализированными чертами лица императрицы. Привлекательный профильный силуэт, тщательность проработки каждой детали изображения, относительно низкий рельеф, скрадывающий контраст света и тени, создают правдивый образ персонажа. Прослеживается портретное сходство императрицы, изображенной на барельефе и художественных полотнах.

Однако история распорядилась по-своему. Массовым тиражом стали выпускаться рублевики, портрет на которых являл подданным грубую, необразованную простолюдинку, волею случая попавшую на российский трон. Особенно отличался Санкт-Петербургский монетный двор, из ворот которого выходили рублевики с далеко не идеализированными, а иногда нелепыми изображениями Екатерины (рис 18).

 

Некоторые разновидности лицевой стороны рублей Екатерины I

Рисунок 18. Некоторые разновидности лицевой стороны рублей Екатерины I с портретом, обращенным вправо

 

Сведениями о работе резчика Рейбиша над портретом, обращенным вправо, мы не располагаем.

Чеканившиеся при Екатерине I полтины также обладают портретной стороной 1 (рис. 19). Однако исследование этих монет с иконографических позиций является проблематичным, поскольку изображение персонажа резалось на штемпеле заметно меньшего диаметра — 33 мм. Ручная техника гравирования не позволяла в первой четверти XVIII века, да и намного позднее, создать достоверный рельефный художественный образ на плоскости металла. Поэтому изображения императрицы на полтинах носят сугубо условный схематичный характер.

 

Некоторые разновидности лицевой стороны полтин Екатерины I

Рисунок 19. Некоторые разновидности лицевой стороны полтин Екатерины I. Серебро. 33 мм

 

По той же причине мы не включаем в иконографический анализ портреты на золотых двухрублевиках (рис. 20). Диаметр последних около 20 мм. Понятно, что на таком монетном поле даже медальеру-виртуозу с техническим оснащением начала XVIII века не под силу вырезать правдивый и сходный с оригиналом портрет.

 

Два рубля Екатерины I, 1726 г.

Рисунок  20. Два рубля Екатерины I, 1726 г. Золото. 20 мм

 

История не донесла до наших дней подлинных серебряных монет достоинством в 2 рубля. Однако существуют редкие новоделы, изготовленные подлинными штемпелями позднее, уже в XIX веке (рис. 21). Изображение Екатерины I на этой монете укладывается в проведенную иконографическую оценку портрета, обращенного вправо, на рублях 1726—1727 годов.

 

Два рубля Екатерины I 1726 г.

Рисунок  21. Два рубля Екатерины I, 1726 г. Новодел. Серебро. Диаметр 47 мм

 

Скорее академический, чем исследовательский, интерес вызывает поздняя медаль Екатерины I с ее портретом, сделанная в рамках исторической серии, основанной Екатериной II. Портрет принадлежит резцу И.Г. Вехтера, и была отчеканена в 70-х годах XVIII века (рис. 22).

 

И.Г. Вехтер. Портрет Екатерины I

Рисунок 22. И.Г. Вехтер. Портрет Екатерины I

 

Источник: Петрунин Ю.П. "Монеты императрицы Екатерины I". Таллин, 2011 г. 

Автор: Юрий Петрунин